Явус Ахмадов: русская наука дала миру представление о горцах Кавказа

Игорь Буккер

Какой была работорговля на Северном Кавказе, влиял ли религиозный фактор на ход Кавказской войны и как русские офицеры знакомились с чеченской культурой, рассказал ведущему "Правды.ру” Игорю Буккеру российский и чеченский историк, политический деятель, государственный советник РФ первого класса, профессор, кандидат исторических наук Явус Ахмадов.

Читайте начало интервью:

Явус Ахмадов: сейчас недооценивают значение Кавказской войны для Российской империи

Явус Ахмадов: Российская империя не была унитарным государством

О чём умалчивает история

— Вы упомянули про крепостное право, а ведь в то время на Северном Кавказе работорговля процветала.

— Хорошо, что вы задаете такие острые вопросы. Работорговля была на Северном Кавказе. Но она носила более экзотический характер. Рабов держать могли только люди состоятельные, у кого был скот, земля. А так как в Чечне и на большей территории Дагестана предполагалось социальное равенство, и на чересчур богатых людей смотрели косо, то и рабство (домашнее рабство это называется, когда используют какое-то время), но как только раб принимал ислам, то он вынужден был освобождать этого холопа.

Во-вторых, зачастую пленных, если они не выкупались, увозили на Северо-Западный Кавказ, а там уже ждали ближайшего турецкого корабля, чтобы продать в рабство. Людей крали, были и такие у нас "удальцы", которые крали детей с целью их последующей продажи.

Но, однако, это не треть населения.

Я вам добавлю еще более интересные вещи. Например, русский город Кизляр, начиная с XVIII века и вплоть до конца трети XIX века, был одним из главных работорговых центров. Так что не только селения или аулы в Кабарде были центрами работорговли. Они были центрами торговли, где происходила продажа рабов — как правило, пленников. Скажем, много было захваченных людей:

Правда, есть рассказы XVIII века, как чеченцы крали из состоятельной казачьей семьи человека. Могли его кормить год, два, пока те собирают деньги. Собрали деньги — приехали, разменялись, сыт, здоров, даже иногда учили татарской грамоте.

Я считаю недоразумением, что в наших школьных учебниках Кавказской войне посвящается полторы-две страницы. Нашествие Наполеона — там главы. Хотя, я опять повторяю, ни по масштабам, ни по значению, ни по потерям нашествие Наполеона, продолжавшееся год, никакое сравнение не имеет с Кавказской войной.

Торговля восточных славян

— Вы видите, что, президент даже недавно выступил, что в учебниках даже Сталинградскую битву сокращают. Всякое бывает в учебниках истории.

— Я не с претензией к кому-то. Может, это не специально, потому что мы знаем тот факт, что, например, в XVI веке князь Хворостинин в битве при Молодях спас Россию. Он разгромил, я бы сказал, одного из самых талантливых татарских полководцев, Девлет-Гирея второго по прозвищу Буря, который за два года до этого сжег Москву. Об этом, может, упоминание есть? Нет. Потому что в свое время Иван Грозный ее затушевал — он не терпел, чтобы кто-то, помимо него, заслуги имел перед Россией. И с этого пошла эта традиция.

А вот, например, в тех же учебниках городская культура России второй половины XIX века: 8-12 страниц. Нет, я ничего не имею против городской культуры России во второй половине XIX века, но, Бога ради, там же погибали солдаты во имя чего-то, миллион солдат погибло, десятки генералов, тысячи офицеров. Эта война вошла в литературу, представления, общество.

Религиозный вопрос

— Явус Зайндиевич, насколько Кавказская война повлияла на то, что ваххабизм появился, мусульманство, мюриды?

— Мусульманский фактор, несомненно, присутствовал. Но не в экстремистской форме, а как Магомед Ярагский это сформулировал. Он сформулировал так: мусульманин не может быть ничьим рабом, он не должен платить налоги. Если задевают его религию, наступают на его земли, он должен обороняться или уйти в ту страну, где правят мусульмане.

И те люди, которые умирали на Кавказской войне, были верующие люди, строго исполняли все обряды ислама и считали, что воюют за правое дело, которое получило одобрение Аллаха.

Но было ли ожесточение? Например, горцы при набегах на русские земли никогда не сжигали посевов, не вырубали сады — это был грех большой. Не сжигали дома. Пленных брали, убивали, но этих вещей, которые Аллах запрещает делать, они не позволяли себе.

Народы Кавказа России 18 век

Мы не сказали о большом значении русской науки, русского общества в развитии представления о горцах Кавказа. Эти представления шли и в Европу, знания о языке, культуре, истории горских народов. Мы издали два тома:

Два объемных тома, но это и пятую часть не составляет того, что русские ученые, наблюдатели, образованные офицеры делали записи, слышали рассказы, учили язык. То есть происходило взаимодействие культурно-научное. Лев Толстой записывал чеченские легенды и сказания. Клингер, майор, попал в плен — ухитрился записать пять песен. Это первая запись чеченских песен, с нотами, на бумаге, была сделана русским офицером Клингером. То есть люди находили общий язык.

Поэтому да, религии присутствовал очень сильный фактор. Но тогда еще не знали религиозного экстремизма, террористических актов.

Терроризм — это цивилизационное явление.

Он появился в Римской империи, в царской России в конце XIX — начале XX века. И наконец, во всем мире распространился, особенно мусульманский, исламский терроризм. Хотя он не является собственно религиозным. Это политизировано, это уже исламизм. Он распространился в 60-70 годах с ускоренным развитием мусульманских государств. Дело в том, что для развития терроризма, также как и для проведения таких акций, как уничтожение народов, геноцид, депортация, требуется определенное развитие. Нужны железные дороги, чтобы осуществить депортацию большого количества людей из одной точки в другую. Учет, контроль, записи, развитый аппарат административный, охранительный.

Смотреть видео