Почему лучше быть простым смердом, чем обильным холопом

Смерд — свободный крестьянин, холоп — крепостной. Оптом людей не закрепощали, они сами попадали в зависимость за накопившиеся долги. Почему помещики указывали крепостным на ком жениться? Почему это — не самодурство, а хозяйственная необходимость и древне-русский генетический отбор?

А правда ли, что большинство самых богатых русских купцов — старообрядцы? Почему? Обо всем этом и многом другом рассказал профессор кафедры истории России МГПУ, член Союза писателей, автор биографий российских самодержцев и других книг по истории России Леонид Ляшенко.

Читайте начало интервью: Крепостная неволя — всё ли у всех было так плохо?

— Леонид Михайлович, вы сказали, что некоторые крепостные, которые только платили денежный оброк, зарабатывали очень много и накапливали много денег, потом они себя выкупали, заводили свои дела и процветали. Большинство из них было старообрядцами, или это просто очередной миф?

— Это — правда совершеннейшая. Дело в том, что старообрядцы относились к своему делу, как к делу не то, что божескому, но завещанному свыше, и поэтому отношение к торговле, отношение к производству у них было не такое, как у протестантов.

Они воспринимали это как свою обязанность перед Всевышним, старались честно и много работать, наилучшим образом вести все дела. Поэтому и скапливали действительно значительный капитал.

— А есть ли разница между крепостными и так называемыми холопами?

— Есть. Холопство в России было отменено в 1723 году Петром I. А начиналось всё с того, что в Древней Руси в массе своей были смерды. Это замена слова "крестьяне", потому что слово "крестьяне" появилось позже как обозначение именно этой группы населения, а смерды — это свободные крестьяне.

Крепостное право начиналось как форма государственного тягла, как обязанности этой группы населения перед государством. Государство крестьян (смердов) защищает, а смерды за это платят и работают на государство.

Государь (князь, конечно, великий) имел право отдать деревню какому-нибудь из своих отличившихся полководцев, бояр-военачальников. И крестьяне это понимали, потому что эти военачальники их опять-таки непосредственно защищали.

 

Крестьяне
Крестьяне

 

Попасть в крепость

Но дальше начинается то, что политологи сейчас называют "методом салями": по кусочку, по кусочку, по кусочку… Ведь никогда целиком общину в те времена никто не закрепощал. Закрепощали людей по одному.

Были закупы. — Человек влезал в долги и начинал быть должен своему хозяину. Хорошо, если выплатил долг, тогда — стал опять смердом. А если не выплатил? Он превращался в обильного холопа, то есть — полного холопа, бесправного. И вот так по кусочку, по кусочку общину всю к рукам и прибирали. А холоп обильный, полный холоп — это человек бесправный совсем.

Даже холоп бесправный — не раб полный

Но от классического раба он все-таки отличался, потому что классический раб не имел вообще ничего: ни имущества, никаких прав, даже права на жизнь и здоровье. Хозяин раба мог спокойно его искалечить и даже убить, и по закону он за это не отвечал.

Крепостной крестьянин (холоп обильный) всё-таки имел дом и кое-какое имущество, он с разрешения хозяина имел право вступать в гражданские, хозяйственные, правовые и прочие отношения. Раб этого ничего не имел.

С другой стороны, были случаи, когда насильно женили крепостных крестьян. Помещик просто указывал, кто на ком. Но Алексей Андреевич Аракчеев прекрасно объяснил эту ситуацию. Он сказал, что браки всё равно заключаются на небесах. Что мы тут чувства какие-то будем разводить. На небесах, значит — вот тебе этого, всё, это — свыше приказ.

 

Холоп
Холоп

 

— А может быть, больше материальная составляющая играла роль, не хотели отпускать невесту к другому помещику? Или просто самодурство?…

— Нет-нет. Здесь, конечно, расчёт был. Чтобы отпускать к другому — и разговора не было. Речь шла о том, чтобы потомство было здоровым, работники подрастали здоровые. Тут такой своеобразный генетический отбор шел.

Потом, если крестьянин неженатый, то начинает хулиганить, безобразничать. Ведь он не обременен семьей, заботиться не о ком, а себя он всегда прокормит. Поэтому надо женить пораньше, конечно, человека.

В принципе же получилось, что крепостное право начиналось как форма тягла государственного, а закончилась личной зависимостью крестьян от помещиков.

Это ведь — большая разница, и огромный путь был пройден от одного к другому. Одно дело — государственные задания, другое дело — задания какого-то частного помещика.

— По логике получается, что это не планировалось, просто так сложились разные обстоятельства?

— Да, безусловно. Причем опять-таки понятно, что обстоятельства были военные в основном. Потому что Русь жила действительно под постоянными ударами со всех сторон. Поэтому нужно было на что-то войско содержать и вооружать, как-то этих воюющих ребят поощрять.