Крепостная неволя — всё ли у всех было так плохо?

Насколько плохим было положение крепостных? Их насильно женили и разлучали с семьёй. Что ещё с ними могли сделать хозяева? Каким крестьянам жилось хуже — государевым, помещичьим или монастырским? Как становились свободными люди крестьянского сословия?

Но надо учитывать, что жизнь — многообразна. Такой она была и в прошлом. Поэтому далеко не всё соответствует сложившимся мифам. Об этом и многом другом ведущему "Правды.Ру" Игорю Буккеру рассказал профессор кафедры истории России Московского государственного педагогического университета, член Союза писателей, автор биографий российских самодержцев популярной серии "Жизнь замечательных людей" и ряда других книг по истории России XVIII-XIX веков Леонид Ляшенко.

— Леонид Михайлович, расскажите о повседневной жизни российских крестьян прошлых столетий, деталях и ужасах крепостного быта. Вот, например, Салтычиха — это единичные случаи? 

— Конечно, и их знали буквально наперечёт. Скажем, вот мы все знаем (я надеюсь) замечательный портрет Струйской, написанный Рокотовым. А муж этой самой Струйской был дуролом полный, абсолютный.

Он у себя в поместье устроил судебное присутствие и судил крестьян самостоятельно, притом рядом была пыточная камера, оборудованная очень квалифицированно. Но это действительно были единичные случаи — такие салтычихи и салтыки.

— Да, Салтычиха — это просто самый известный пример. А как жили крестьяне, которые были казенными, принадлежали царской фамилии и храмам? Были какие-то существенные отличия от помещичьих крепостных?

— У дворцовых крестьян, конечно, жизнь была легче, прежде всего, потому, что у них были определенные задания по оброку и барщине, то есть — было точно установлено, сколько надо вспахать и чего-то еще сделать, сколько заплатить и так далее.

Причины крестьянского недовольства

Были совершенно определенные задания на день, чего обычно не было ни в монастырях, ни у помещиков. Чем крепостное право выводило крестьян из себя? Именно безграничностью. 

Они хотели, чтобы инвентари ввели, то есть — четкие задания на день, но такое только в немногих поместьях было.

И кстати говоря, производительность труда в этих поместьях была гораздо выше, чем в обычных. Крестьяне быстрее выполняли задание, чтобы освободиться и уйти на свой участок.

В некоторых монастырях крестьяне тоже были в гораздо лучшем положении, чем помещичьи, но это — смотря какие монастыри.

Такое было в богатых, крупных лаврах (Юрьев монастырь, скажем, в Великом Новгороде), да — там было легче. А если монастыри были средненькие и бедные, то там выжимали последние соки из крестьян.

Крепостные крестьяне
Крепостные крестьяне

— Получается, что монастыри жили не за счет пожертвований и подаяний, а эксплуатировали крестьян. Или тоже по-разному?

— Нет, подаяния — подаяниями, а хозяйство — хозяйством. Но опять-таки — кто в бедный малоизвестный монастырь понесет какие-то богатые подношения?…

В лавры — да, в монастыри первого разряда — да. Ведь эти монастыри славились какими-то мощами или иконами чудотворными. Конечно, туда стремились попасть и делали богатые пожертвования.

В монастырь третьего разряда кто же понесет что-нибудь такое действительно важное и ценное, помогающее жить монастырю? Нет. Вот им и приходилось жить, прежде всего, за счет крестьян и самой братии, конечно.

— А каково было положение дворцовых крестьян? Там от управляющих много зависело?

— Да-да, управляющие люди, это — само собой. Но дело в том, что просто запрещено было слишком как-то этих крестьян дворцовых прижимать. Уже и по традиции к ним было более гуманное отношение. Поэтому действительно этим крестьянам было легче и проще.

Как, кстати говоря, и государственным крестьянам (это не на Романовых работавшие, а непосредственно на государство, на бюджет страны) было полегче, чем частновладельческим, помещичьим и монастырским. Им было заметно лучше и проще, потому что государственные крестьяне были свободны в выборе занятий.

Крепостные крестьяне
Крепостные крестьяне

Самые крутые купцы — выходцы из крепости

У них было главное задание, чтобы они сделали то-то и то-то или принесли определённое количество денег в качестве оброка. А чем ты эти деньги зарабатываешь, как ты их получаешь — это никого не интересовало. Отсюда — гораздо большая свобода для выбора профессии, способа получения этих самых денег.

Кстати говоря, даже у помещиков разница между барщинными крестьянами и крестьянами оброчными была очень сильна.

Поэтому в конце XVIII века и особенно в начале, буквально в первые годы XIX века, именно из оброчных крестьян вышли самые знаменитые купеческие фамилии: Прохоровы, Алексеевы, Елисеевы, Третьяковы, Морозовы.

Все они — выходцы из оброчных крестьян. Потому что барин получал свои деньги, но он никогда не знал, сколько на самом деле заработал этот крестьянин.

А зарабатывали, бывало, много. Конечно, не у всех это получалось, но у десятков получалось. Скапливались суммы значительные у таких крестьян, и потом они себя выкупали и заводили своё дело.