Как комендант Николай Берзарин восстанавливал поверженный Берлин

Первый комендант послевоенного Берлина — Герой Советского Союза, генерал-полковник Николай Эрастович Берзарин сумел со всеми договориться, благодаря чему немцы стали разбирать завалы своей поверженной столицы не за страх, а на совесть. Нынешние старики, которые были тогда детьми, до сих пор помнят, как им советские солдаты давали молоко.

Какие мероприятия включает в себя проект? Что уже сделано? Какие есть успехи? Из-за чего возникли трудности? На эти и другие вопросы ведущей "Правды.Ру" Дарьи Митиной ответили организаторы и руководители проекта "Последний подвиг Николая Берзарина" Ольга Рогалева и Наталья Андросенко.

Читайте начало интервью: Николай Берзарин: что о нем знают сегодня

— Ольга Петровна, вы сказали, что Николай Берзарин еще в молодые годы был комендантом Иркутска. Как он себя там проявил?

Ольга Рогалева: — Он применял всякие нестандартные подходы и очень хорошо себя показал, замечательно справился с этой задачей. Тогда как раз вошло в моду вести правильный образ жизни, заниматься спортом и так далее.

— ЗОЖ, как сейчас модно говорить.

— Да. Курить вредно. Так вот, чтобы меньше курили, он добился, чтобы в местные военные магазинчики побольше конфет леденцов завозили.

То есть — он не штрафы ввел и другие наказания применял, а конфеты. Жвачки же тогда не было, а эти карамельки были, и он добился, чтобы их все время в магазинах было много.

Наталья Андросенко: — Конечно, его работа на посту коменданта Берлина — это вообще деятельность большого дипломата. Он со всеми сумел договориться. Мы вошли фактически в чужой город, в столицу своего врага.

Но он сумел со всеми договориться, чтобы вместе с немцами восстанавливать город. Там ничего не делалось под дулом автомата, силами репрессий или какими-то еще репрессивно-принудительными методами. Это же тоже очень важно.

— Об этом пишут сами немцы, причем, даже те, которые критично настроены по отношению к нам это признают. Меня больше всего поразило, что ему в момент его гибели был всего 41 год, а он столько успел сделать.

— Да. У нас именем Берзарина названа улица в районе Октябрьского Поля, но очень многие люди, которые живут и работают на этой улице, узнали, кто это, только из нашего проекта, а до этого почти каждый день стояли на остановке улицы Берзарина и не знали, кто это.

Николай Эрастович Берзарин комендант Берлина
Николай Эрастович Берзарин комендант Берлина

— Очень приятно отметить, что проект "Последний подвиг генерала Берзарина" получил президентский грант, высочайшее государственное одобрение. Это очень правильно. И понятно, что благодаря этому можно пробить дорогу к школьникам и ко всем, кто интересуется своей отечественной историей.

Но даже без этого мне кажется, что школы должны в очередь выстраиваться, чтобы провести у себя такую выставку или послушать рассказ об этом, потому что это действительно достойное дело. Тем не менее, у вас есть не только успехи, но и трудности. Какие повседневные проблемы вы испытываете, когда реализуете этот проект в московских школах?

— На самом деле самая большая проблема возникла внезапно не только у нас, но и у абсолютно всех людей в прошлом году — это пандемия коронавируса. Это касается не только России.

Поскольку все было закрыто на карантин, мы ничего не могли сделать. А у нас проект очень сильно ориентирован на Германию. Особая гордость нашего проекта — что у нас участвуют истинно немецкие партнеры.

— Это, получается, международный проект?

— Да, он — международный. Мы выиграли грант по общественной дипломатии. Изначально проект задумывался как раз именно на Германию, а российская часть шла уже как добавление.

Наши партнеры — это Шахматная федерация ФРГ, музей "Карлсхорст" и организатор уличных мероприятия в Берлине "Шпильваген". Но в прошлом году и сейчас Германии — гораздо более жестокий локдаун, чем здесь.

В Берлине вспомнили восстановление города

Все-таки, когда был перерыв между локдаунами, в Берлине в сентябре мы успели провести уличные мероприятия. Они были посвящены как раз восстановлению города после разрушения, там же были фотографии.

Екатерина — наш берлинский координатор — на этих уличных мероприятиях, проводила экскурсии. По итогам этих мероприятии предложили провести выставки в 20 берлинских гимназиях, которые изучают русский язык.

О.Р.: — Вдохновила на это как раз организация "Шпильваген". Они выбирают какую-то тему и делают из дерева разные изделия, чтобы дети могли раскрыть эту тему через эти изделия.

Рейхстаг в Берлине 1945
Рейхстаг в Берлине 1945

Немцы помнят советское молоко в разрушенном Берлине

И в данном случае им очень понравилась наша тема. Тем более, что у руководителя этой организации как раз предки жили в Берлине и все помнят. Они помнят даже молоко, которое Берзарин давал детям.

Поэтому они очень сильно поддержали нашу инициативу. Они из всего проекта сами выбрали эту близкую им тему — восстановление Берлина и сделали, все что нужно.

В нашем проекте есть такая тема — трюмерфрауен, как называли то поколение женщин. Потому что мужчины проверялись, а женщины сразу включились в работу, и за это получали всяческие преференции.

У нас есть много фотографий и видео тех событий. Конечно, на них в основном — женщины.