Таривердиев: деспот в работе и рыцарь в жизни

skaredova_s15.08.2019 в 12:10

В жизни Таривердиева было две страсти – музыка и фотография. И невероятное количество интересных встреч и событий! За год до смерти композитор попал в список секс-символов России, долгое время слыл аристократом и баловнем судьбы, вел телепрограммы.

Он написал музыку более чем к 130 фильмам, 4 балета, 4 оперы, более 100 романсов, инструментальные циклы. Его огромное творческое наследие ускользает от строгих жанровых определений. Но для миллионов россиян он так и остался автором музыки к кинофильмам "Семнадцать мгновений весны" и "Ирония судьбы".

Таривердиев очень любил жизнь. Его книга под названием "Я просто живу" заканчивается словами: "Музыка - одна из сторон моей жизни, есть масса других проблем и дел. Еще есть рассвет, еще есть ночь, еще есть море, есть океан, есть водные лыжи, есть многое, что мне очень интересно. Еще есть моя любовь. И музыка - один из аспектов моей жизни».

В юности он увлекался конным спортом, боксом, велоспортом, водными лыжами, авторалли, входил в состав Сборной Грузии по плаванию на дальние дистанции. В последние годы занимался виндсерфингом, стал даже кандидатом в мастера спорта.

И всю жизнь фотографировал. Он никуда не ездил без фотоаппарата и подзорной трубы. Поступив в Гнесинку, он в качестве общественной нагрузки выбрал место корреспондента институтской газеты. И так увлекся, что получил лишь "четверку" по композиции.

Арам Хачатурян даже запретил студенту Таривердиеву фотографировать, чтобы тот не распылялся, но любовь к фотоделу осталась у Микаэла Таривердиева на всю жизнь.

"Еще он от природы был элегантным человеком, - вспоминает его супруга Вера Таривердиева. - И даже самые простые вещи ему шли, сидели, как дорогие. Он был эстетом. В хорошем смысле этого слова. И всегда стремился к гармонии во всем. В том числе и в музыке, и в жизни.

Читайте также: У героев "Иронии судьбы" появились мемориальные доски

Микаэл Леонович не любил публично отмечать свой день рождения и всегда сбегал с юбилейных торжеств. Мы праздновали в узком кругу - вдвоём, втроём или вчетвером. Он любил получать подарки. Но больше сам дарил. Как только получал деньги, сразу же их тратил.

Самым удачным он считал день своего пятидесятилетия: они с Родионом Щедриным в Сухуми ушли в море на серферах, в километре от берега сложили паруса и, качаясь на волнах, распили по сувенирной бутылочке коньяка.

Часто иронизировал по поводу разного рода почестей. Однажды мы нечаянно разбили ёлочные игрушки и в шутку убрали ёлку его лауреатскими значками и орденом Трудового Красного Знамени, полученным за музыку к "Семнадцати мгновениям весны". Но нельзя сказать, что награды были ему безразличны".

Популярным Таривердиев стал уже в тридцать лет. А своё первое звание - заслуженного деятеля искусств - получил в пятьдесят. Конечно, это задевало его самолюбие.

Он ценил госпремию за музыку к фильму "Ирония судьбы" и был благодарен Эльдару Рязанову за то, что тот его отстоял, хотя музыкальная комиссия по госпремиям выступала против.

Таривердиев не любил массовую культуру, боролся, как умел, с низкопробной попсой. Писал статьи против пошлости на эстраде, вёл телепередачу о классике. Свято верил, что многое можно изменить благодаря грамотной музыкальной политике.

Он был председателем конкурсов эстрадной песни, мог влиять на ситуацию. В те годы на эстраде была совсем другая атмосфера: в жюри сидели действительно личности - композиторы и поэты.

Они ездили по стране, устраивали прослушивания, давали "путёвки в жизнь" талантливым певцам из глубинки. Благодаря этой работе "зеленый свет" получили Роза Рымбаева, София Ротару, Тамара Гвердтцители.

У знаменитого человека порой бывают завистники, и Таривердиев не составлял исключения. Однажды неизвестный принёс в Союз композиторов издевательскую телеграмму, якобы присланную Таривердиеву французским композитором Франсисом Леем: "Поздравляю с успехом моей музыки".

Кто-то попытался обвинить Таривердиева в плагиате: в телеграмме был намек на то, что Микаэл Леонович "позаимствовал" мелодию Лея из фильма "Love story" для музыки к "Семнадцати мгновениям весны". Поползли сплетни. Пришлось по дипломатическим каналам искать во Франции Лея.

Тот, конечно, никакой телеграммы не отправлял. Как истинный рыцарь Таривердиев умел принять удар на себя. Как-то за рулём его машины сидела женщина, а под колёса упал пьяный человек. Композитор пересел за руль и взял вину на себя. Два года он был под следствием, потом состоялся суд, но вскоре композитора амнистировали.

Он мог избежать неприятностей, если бы не был настоящим мужчиной и джентльменом. "Когда речь шла о творчестве, Микаэл Леонович говорил: "Наверное, я деспот", - рассказывает его супруга. - Он действительно был очень требовательным и делал только то, что казалось интересно ему, что было созвучно его внутренней логике.

Не всякий исполнитель мог выдержать такое напряжение. Поэтому он с кем-то расставался, кто-то сам уходил, кто-то потом возвращался. Иногда музыка ему снилась. Или, как было с симфонией для органа "Чернобыль", он просто сел и сыграл её.

То же произошло и с альтовым концертом, заказанным Юрием Башметом. Композитор никому и никогда не позволял вмешиваться во внутреннюю структуру своих произведений. Не хотите исполнять - не надо. Придёт время, исполнят".

Благодаря подвижнической деятельности Веры Таривердиевой в последние годы были изданы многочисленные диски, опубликована автобиографическая книга композитора, основан международный конкурс его имени, проведены бессчетное число концертов, посвященных музыке Микаэла Леоновича.

Поделиться:

Ещё по теме

Советское наследие

С Новым годом! Как его отмечали раньше

Буккер Игорь31.12.2019 в 12:00
Советское наследие

Разведчик-нелегал едва не прокололся после "напёрстка" водки

Буккер Игорь26.12.2019 в 14:10
Советское наследие

Как мы дошли до встречи Нового года?

Буккер Игорь25.12.2019 в 17:00