Советские дипломаты отправили репарации в тупик

В последнее время нередко пишут о репарациях.

Чаще всего польское правительство цепляется то к нам, то к Украине, то к своим союзникам по НАТО в лице Германии. А знают ли нынешние поклонники террориста Пилсудского, сколько они должны России за огромное приращение своей территории за счёт Германии. Да и вопрос о репарациях, списанных руководством постсоветской России, надо почаще напоминать новому МИДу. Первые дипломаты Советской Республики в этом вопросе оказались большими патриотами.

Советские дипломаты отправили репарации в тупик

В апреле-мае 1922 года в итальянской Генуе прошла конференция, посвящённая проблемам экономического восстановления послевоенной Европы. Главное, что туда впервые была приглашена и советская делегация во главе с Георгием Чичериным. А саму конференцию один из членов немецкой делегации прозорливо назвал "Путь репараций".

Репарации со стороны Запада шли под невинным лозунгом "Восстановления России". А это признание царского долга, Временного правительства, а также всех бывших властей, которые были в России (а это Юденич, Врангель, Деникин, всех не сосчитать), и принятие на себя всех убытков, которые понесли иностранные граждане от советского правительства и от других правительств в России. Кроме того, предложения Запада предусматривали отказ советского правительства от права самостоятельно распоряжаться своим бюджетом, а все российские финансы передавались под контроль Антанты. Было ещё многое чего, что иначе, как колониальной политикой, не назовешь.

Надо отдать должное молодой советской дипломатии, которая по каждой статье уделывала наших прежних, а сегодня размазала бы нынешних недоброжелателей. В первую очередь, пока ещё свежа память интервенции Запада против молодой Советской республики, наши дипломаты потребовали от западных стран возместить убытки, которые были причинены России в ходе интервенции Франции, Англии и США. Сумма укладывалась в 40 миллиардов золотых рублей.

Это при том, что сумма долгов, как кредитов, так и военных в годы Первой мировой у России укладывалась где-то в 19 миллиардов (замечу, что в начале 1990-х годов Ельцин исправно всё это возвращал странам НАТО).

Россия имела свою хорошую долю от полученных немецких репараций по окончании Первой мировой войны, но всё себе захапали США и Антанта, — а это согласно статье 116 Версальского договора где-то 16 миллиардов долларов (старыми!). Кроме того, Россия сгнобила в той войне "на общее дело союзников" 20 миллиардов. Так что, Запад просчитался, поднимая тему репараций с молодой, но уверенной в своей правоте Советской России.

Англичане вместе с французами напирали, а Вашингтон занимал выжидательную, как всегда, позицию. И правильно делал: в годы Великой депрессии ничего ему не мешало продавать большевикам как промышленные, так и военные технологии. Забавно, что англичанин Ллойд Джордж обвинил царя Николая II в том, что именно из-за него и началась Первая мировая война (речь идёт о славянском вопросе и Константинополе), а через минуту он обвинил русских и в Брестском "сепаратном" мире с немцами.

Из Брестского мира вырос СССР

Наши резонно ответили, что Брест был для молодой советской республики вынужденным шагом (посмотрите на границы СССР до 1991 года). Да и обещанный нам Константинополь англичане прикарманили, а интервенция Антанты, которая обошлась русским большой кровью, не удалась.

Забавно, что премьеры Англии и Франции тогда начали пикироваться при слове Чичерина о революции. Ллойд Джордж бросил в сторону француза Барту обвинение в сторону французской революции, на что тот с сарказмом заметил: "Помолчали бы, у вас была своя революция!"

Неудивительно, что Антанта отказалась принять советские контрпретензии, потребовав в ультимативной форме признать советским правительством всех долгов. Правда, скостив военные. Вероятно, за интервенцию и за миллионы погибших русских солдат в годы Первой мировой совесть заела. Но попытки посадить нас на финансовую иглу пропали даром: 17 апреля всех поразил договор, который был подписан в Рапалло между Советской Россией и Германией.

Редактор "Таймс" Стид возмущался:

"Большевики с самого начала поставили себя в положение арбитра пан-европейского собрания и усиливаются ото дня ко дню".

Накануне ему один из западных участников жаловался, что "у нас 30 политик, а у большевиков только одна".

Советский меморандум в будущем предвосхитил многие положения. "Утверждая, что русский вопрос рассматривается с точки зрения "справедливости" и необходимости "экономического восстановления" России без "эксплуатации" русского народа, меморандум, тем не менее, предъявляет практические требования, означающие не только эксплуатацию, но и полное закабаление населения России иностранным капиталом, совершенно обходя вопрос о восстановлении хозяйства в России".

Мы также ещё раз напомнили бывшим союзникам, что именно русский народ принёс в жертву союзническим интересам больше жизней, чем все остальные союзники вместе (через двадцать лет это всё повторится), понёс огромный имущественный и территориальынй урон. Также напоминалось, что царская Россия до войны платила Западу ежегодно 13 процентов от своего бюджета.

Американская "The Nation" (тогда пресса там была более свободной) писала: "Наблюдатели изумлены смелостью русских. Полагали, что они придут в Геную, как нищие, со шляпой в руках, но они потребовали не признания — они потребовали золота, как право, а не как уступки".

Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру
Новости