Врач-гериатр рассказал, когда и где Ленин заразился смертельным заболеванием

Владимир Ульянов в 22 года в Самаре получил спирохету, считает автор книги "Смерть Ленина. Медицинский детектив" Валерий Новосёлов. Как сифилис повлиял на характер и мозговую деятельность Ленина и почему после смерти Ильича его лечащий врач Алексей Кожевников был предан забвению, эксперт рассказал главному редактору Pravda.Ru Инне Новиковой.

Эпидемия сифилиса

— Валерий Михайлович, в книге вы приводите новую версию смерти Владимира Ильича Ленина, причём на основе исторических материалов.

— Моей версии как таковой не существует. Есть версия лечащих врачей Владимира Ильича Ульянова. Это большой коллектив — около 30 человек, профессура. Среди них шесть немецких врачей, два шведа. И остальные граждане РСФСР.

Я взял закрытый для общественности документ, который находится в Российском государственном архиве социально-политической истории. Это дневники дежурных врачей Ленина. Дневники диктовали три врача последовательно. Все врачи-неврологи. Первый из них врач-нейросифилодолог, то есть специалист по нейросифилису. Я взял дневник и учебники врачей Ленина, чтобы понять, насколько правильно они его лечили.

Тогда была эпидемия сифилиса. В 1925 году в Москве болело 5% жителей — от младенцев до стариков. Поражение сифилисом в посёлках вдоль Уральской железной дороги доходило до 100% населения. А в 1911 году в деревнях страдало до 40% населения.

Основным методом передачи сифилиса первоначально был половой путь. Но было колоссальное количество бытового сифилиса.

В процессе исследования дневника выяснилось, что пациента лечили только от сифилиса нейроваскулярной формы. Лечение было стандартным, схематичным. Лечили с помощью препаратов ртути, которые втирали в ноги.

Было 7 курсов арсенобензольных препаратов, препаратов висмута и большие дозировки йода — до 50 граммов в месяц. Это колоссальные количества.

Поэтому у пациента шансов было очень мало. Когда приехали немцы в марте 1923 года, они подтвердили, что лечение правильное. Шанс вылечить лидера страны есть только в том случае, если поражение васкулярной формы, то есть поражены только сосуды. Прогноз был негативный в целом. Обычно в течение двух лет умирали 90% пациентов. Здесь это произошло через год и 7-8 месяцев.

— Его жена Надежда Константиновна не болела? Или можно не заразиться?

— Во-первых, сифилис — это очень интересное заболевание. Оно имеет определённые стадии развития. Есть первичный сифилис, вторичный и третичный. Третичный сифилис не заразный. То есть он заразный только в первичной стадии и во вторичной, когда есть шанкры, звёздная сыпь. А на следующей стадии пациент не заразный, когда пошло заражение:

  • внутренних органов,
  • костной системы,
  • мозга.

Во-вторых, есть такое понятие, как презервативы. Их придумали не в середине XX века. Они были давно. Поэтому обсуждать личную жизнь Ленина с Надеждой Константиновной не входило в мои задачи, как и искать источник заболевания Ленина. Он мог быть и бытовым, и половым. Шанс бытового сифилиса есть, но Ленин жил в хороших условиях в Европе. Где он мог заразиться там? Это должна быть раневая поверхность, грязь, должны быть кругом больные сифилисом.

Критическая стадия

— Когда же заболел Ленин? Анамнез (историю болезни в течение жизни) собирал Василий Васильевич Крамаров. Это невролог мирового уровня, создавший Институт нейрохирургии имени Бурденко. Он говорит, что пациент болел в 1892-1893 годах тифом и малярией. Потом в 1896 году болел пневмонией и до 1922 года не болел. Представить, что мужчина в те времена не болел 25 лет, — это сложно. Каждый год приходил грипп. Малярия в 1892–1893 годах — это самарский период, а Самара была малярийным очагом. Так вот, в течение 25 лет у него были головные боли, связанные с малярией. Это меня очень удивило. Потому что если человек покидает малярийный очаг — Самару, то происходит самоизлечение в течение 2-3 лет, если только он не подзаражается. Но сложно представить, что Ленин заражался в Европе и это не указывалось в анамнезе. Малярия не даёт головных болей в течение всей жизни. А вот сифилис даёт.

Предположение такое: в возрасте 22-23 лет в самарском периоде, когда он уехал от маменьки, они жили в Алакаевке (70 км от Самары) и в Самаре. Где-то здесь Ленин получил спирохету. Он даже мог об этом не знать. Такие были стёртые формы сифилиса.

Поражение нервной системы приводило к тому, что люди менялись очень сильно. Таким пациентам неврологи рекомендовали:

  • закончить дела,
  • прекратить общественную жизнь,
  • оставить финансовые дела,
  • на имущество, заводы, фабрики дать доверенности,
  • уехать на дожитие в деревню.

Эти люди становились очень рискованными, проигрывали всё имущество, становились очень агрессивны.

Самый милый отец семьи становился жестоким тираном. Неврастеническая стадия скрывалась долго, пока не наступал инсультный период, псевдопараличи.

На стадии псевдопараличей людей госпитализировали в психиатрические отделения. А до этого всё скрывалось, как будто просто характер испортился у человека. Такие боли часто носили ночной характер. У Ленина тоже. Потому что были изменения костной системы, и в местах выхода нервов из продолговатого мозга были костные выросты. Когда подушка прикладывалась к голове, происходил нагрев костной ткани и были жутчайшие, изматывающие боли. Эти люди не спали. Соответственно, было описано, что Ленин выходил, кидал что-то в соловья, который не давал ему спать. Представляете, насколько это боли изнуряющие.

Изнуряющие боли, псевдопараличи — это было очень характерно для таких пациентов. Поэтому врачи особенно не спорили между собой. Они сразу приняли решение, вызвали нейросифилидолога Алексея Михайловича Кожевникова. Это известный врач на тот момент в Москве, но сегодня о нём ничего неизвестно. Ленин — пациент № 1 у нас, величина номер № 1 в мире, который изменил всё движение мира.

Неизвестным Кожевникова сделал его пациент. Потому что негоже, наверное, такому пациенту иметь такого врача. Кроме плиты на могиле, от Кожевникова ничего не осталось: ни книг, ни записей.