Денис Дроздов: "Если в Москве что-то было 300 лет назад, это проявляется и в наши дни"

В чём уникальность новой книги о Большой Полянке, как на экскурсии погрузиться в метафизику города и что такое "память места” в Москве, рассказал ведущему Pravda.Ru Игорю Буккеру автор книг о Москве, создатель клуба "Шагаю по Москве”, писатель Денис Петрович Дроздов.

Биография улицы

— Денис Петрович, недавно вышла ваша книга про Большую Полянку. Это уникальное издание. О Полянке очень мало сведений.

— Даже среди замоскворецких улиц Большая Полянка не самая популярная. Есть Ордынка, Пятницкая. Тем более Полянку нельзя сравнивать:

  • с Мясницкой;
  • Пречистенкой;
  • Большой Никитской.

О Полянке, конечно, писали, но как о части большого материала — Замоскворечье, района Якиманка. А книга, которая вышла в издательстве "Центрполиграф", это большая подробная биография улицы, где я писал о каждом доме. Нет такого дома, которому я бы не посвятил хотя бы двух абзацев, некоторым домам целая глава, несколько страниц посвящены. Ничего подобного о Полянке не выходило никогда.

— А вам удаётся в архивах работать? Откуда вы берёте информацию?

— Информация берётся из разных источников. В первую очередь это архивы. Плюс мемуаристика, воспоминания разных людей о Замоскворечье, Полянке. Книги, которые уже были написаны о некоторых зданиях, церквях.

Церковь Григория Неокесарийского на Полянке — главный шедевр улицы. Церковь красивая, стоит возле метро "Полянка". Ещё до революции о ней были написаны две книги — не только о храме, но и о его приходе.

Уникальность моей книги в том, что я писал не только о выдающихся произведениях архитектуры, известных всем зданиях, но и о рядовых домах вроде домиков в три окошка. Знаете, есть такие типичные московские домики, их называли "дом-крошка в три окошка". Ещё сохранились. Хотя на Полянке в 90-е годы, к сожалению, некоторые дома были заменены на муляжи, то есть копии. Это беда всей Москвы.

Поэтому источники разные. Краеведческая литература, мемуаристика, архивные источники. Иногда приходилось работать с архивами, потому что нет информации в свободном доступе о непопулярных домах.

— Вы уделяете внимание не только домам, но и тем, кто в них жил, раз вы используете мемуары.

— И о людях, конечно. Все главы построены примерно одинаково: биография дома или церкви — от самых первых упоминаниях в источниках и до наших дней. Советский период я затрагиваю и современный период.

За счет множества биографий домов складывается биография улицы.

Если дом связан с известными людьми, если церковь связана со знаменитостями, я о них пишу. На Полянке есть целый дом артистов — Полянка, 28 — дом, который был построен для знаменитых кинематографистов. Это как Дом писателей в Лаврушинском переулке. Они неподалёку. Построены в одно время — в 1930-е годы. Но в Лаврушинском жили известные писатели, а на Полянке, в Хвостовом переулке жили артисты и режиссёры. Глава, посвящённая дому артистов, построена полностью на мемуарах. Потому что там в основном воспоминания людей и о людях, которых жили в этом доме. Это такие большие звезды, как Михаил Ромм, Дзига Вертов и другие кинематографисты первой величины.

Экскурсии в метафизику города

— Вы, помимо того, что пишете книги, ещё и проводите экскурсии. Сами лично проводите?

— Да.

— Или у вас есть помощники? Раз у вас клуб.

— У меня клуб "Шагаю по Москве". Ему скоро будет 10 лет. Сначала я сам проводил экскурсии, потом начал приглашать своих друзей экскурсоводов, москвоведов. Собралась неплохая команда. Мы проводим авторские экскурсии по городу. В основном для жителей Москвы. 80% наших экскурсантов — это люди, которые либо всё время жили в Москве, либо переехали в Москву и живут здесь постоянно. Эти экскурсии немного глубже, чем те, к которым большинство привыкло. Экскурсии по дворам, с серьёзным погружением в материал, даже порою в метафизику города. Несколько экскурсоводов есть: я и мои друзья, с которыми я уже полтора десятилетия дружу.

— Вы находите друг друга через сайты, объявления?

— В Москве не так много экскурсоводов, особенно экскурсоводов-краеведов. Можно проводить экскурсии лёгкие и выезжать за счет легенд, баек. Это тоже интересно.

— Например, булгаковская Москва?

— Булгаковскую Москву можно по-разному преподносить. Можно с мистической точки зрения. Я знаю экскурсоводов, которые на Патриарших создают такую атмосферу, особенно вечером в сумерках, когда можно представить, что Воланд на Патриарших, кот Бегемот и прочие герои. Когда экскурсоводы из "мешка желаний" всем желания раздают, цитаты из Булгакова. В такой мистический момент кажется, что желания непременно сбудутся.

А есть экскурсии развлекательные, и в них ничего плохого нет. Многие ходят на экскурсии именно за этим: не для того, чтобы максимально глубоко изучить город, понять его душу, метафизику, а чтобы приятно провести время.

Но есть гиды-краеведы, как я. У меня несколько книг о Москве. Хочу, чтобы люди узнали город немного глубже, поняли, почему Москва, наряду с Римом и другими большими европейскими городами, это один из самых глубоких городов по внутреннему содержанию. Я считаю, что в этом моя задача. Я стараюсь найти какие-то символы, большие параллели с историей и хочу, чтобы люди постигли метафизику города, то есть то, что наукой необъяснимо, это память места, есть такой термин.

Если в Москве что-то было в каком-то месте 200, 300, 400 лет назад, это может проявиться и в наши дни. Потому что память места существует.

Это не объяснить наукой. Но это доказывается, в том числе на экскурсиях. Есть в Москве Петровская площадь. Это место, где был рынок стихийной рабочей силы, куда приезжали люди из разных деревень. В основном крестьяне в поисках заработков. Сегодня Петровка — это самый центр Москвы, 5 минут от станции метро "Китай-город". Но в окрестностях Петровки и сегодня живут гастарбайтеры. Это уже люди не из соседних областей приехали на заработки, а даже из соседних стран. Есть дома, где выбиты окна, люди живут по 10 человек в одной комнате. Почему именно на Петровке, ведь это центр города, казалось бы, дорогая недвижимость, дорогая аренда? Но это одно из проявлений памяти места.

Таких экскурсоводов в Москве немного. Мы общаемся друг с другом, встречаемся на мероприятиях, просто неформальных встречах за бокалом пива или за рюмочкой чего-нибудь, и обсуждаем насущные проблемы, новинки краеведения.