Как сохранить память о ВОВ? Нужно начинать с детей

Запад старается забыть о вероломном нападении Германии на СССР. Канцлер Германии Меркель призывает немцев каяться за содеянное, но многие бундесбюргеры критикуют её за это и за нынешние отношения с Россией. Теперь уже даже часто встречаются суждения, что Гитлер был вынужден это сделать.

Доходит и вовсе до маразматических заявлений, что кровожадный Сталин напал на беззащитную Германию. Кто и зачем это делает? Что и как надо делать нам? На все эти и многие другие вопросы ведущего Pravda. Ru Игоря Буккера ответила доктор политических наук, профессор РГГУ Людмила Адилова.

Читайте начало интервью: СССР безусловный победитель над фашистской Германией, но этот образ сейчас размыт

— Людмила Федоровна, вы сказали, что мы находимся в завершающем цикле крайне негативного отношения к России, наполнения совершенно новым контекстом Великой Отечественной войны, расчеловечивания образа победителя и создания из России образа врага.

Этот проект англосаксами запущен уже давно и целенаправленно реализуется на протяжении десятилетий. Что в итоге? Какие выводы нам надо сделать? И что нам теперь со всем этим делать?

— Первый вывод, который мы должны извлечь: в этом стане у нас друзей нет. Мы должны реально оценивать положение и знать, что оценочные суждения в отношении нас будут только ухудшаться.

Поэтому, исходя из сложившейся ситуации, мы должны думать, как выправлять этот образ. Для нас это очень важно, потому что там заложены также и материальные интересы. Они хотят свою ненависть, агрессию и так далее еще и конвертировать.

Оценки

Эта ситуация позволяет нам подойти к понимаю того, что здесь должны быть сбалансированы оценочные суждения историков, специалистов для вынесения оценочных суждений по поводу появившихся фашистов в ряде стран, которые нас окружают.

Против проявления новых агрессивных выпадов по отношению к России должно работать наше экспертное сообщество. Сейчас оно не работает ни в нашей стране, ни совместно с зарубежными странами, которые вместе с нами воевали против фашизма.

  • Поэтому там появляется медаль, олицетворяющая образ победителей. На ней — Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль, Иосифа Сталина там нет. Это — раз.
  • Во-вторых, важно сохранение памяти о войне. Для этого нужен длительный целенаправленный научный процесс.

Учебники

Начинать надо с наших учебников. Мы сами отдали свои учебники в руки Сороса и других американских институтов, которые до недавнего времени свободно работали у нас. Великобритания тоже очень сильно поработала. Это мы все допустили сами.

В наших учебниках харизматические лидеры — Рузвельт и Черчилль, а Сталин и Гитлер — брутальные. Это в наши учебники вошло. Значит, мы просмотрели наши учебники и сами заложили последующие оценочные суждения наших детей.

Вообще люди должны думать не сегодняшним днем и даже не завтрашним, а на перспективу — как нам сохранить Россию, вокруг чего мы будем ее собирать, что для нас является ценностью.

Победа в Великой Отечественной войне — это как раз наша самая большая ценность и самое большое завоевание.

И в деле сохранения памяти о Великой Отечественной войне должен быть системный научный подход. В этом нужен труд историков, политологов, политтехнологов и многих других специалистов, потому что геополитические такие игры ведутся для того, чтобы расчленить Россию.

Сороса птенцы

На примере Армении, а ранее — Украины, ясно видны такие процессы, которые привели к власти прозападные силы. Они последовательно реализуют концепцию, которая была заложена Соросом и спецслужбами.

И еще до Пашиняна лидеры Армении позволили поставить памятник тем людям, которые поддерживали фашистов, фашистским прихвостням. Также — и на Украине.

Это началось там практически сразу после распада СССР. Все это делается целенаправленно и рассчитано на длительную перспективу.

— Разные политики это делают по разным причинам, но для многих не столько идеология важна, сколько деньги.

— Во главе угла — все-таки не только деньги. Все идет от геополитики, на которую средства выделяются, и она приносит, конечно, свои плоды. Так идет всю историю человечества. Сейчас конкурентная борьба усилилась и обострилась.

— Меркель недавно говорила немцам, что нужно каяться, а ей ответили: а почему вы сейчас себя с Россией так хорошо ведете?…

— У каждого человека сохранились детские ощущения. Мы, допустим, гордились своей страной, ведь мы были победителями, у нас были праздничные ощущения 9 Мая.

У них же — напротив, эти симптомы и боли у них они связаны как раз с поражением. И русский солдат — для нас этой светлый образ защитника и освободителя, а них — наоборот он был тем, кто пришел, вторгся и так далее.

Очернение

Там, а потом и у нас этот образ стали наполнять разным содержанием, причем многие СМИ, ученые и деятели культуры работали целенаправленно. Русского солдата показывали в образе варвара, насильника и расхитителя, все пороки вкладывались в этот образ.

Эти страны, которые проиграли, может быть, и не нуждались в освобождении. Германия точно не нуждалась. Сегодня и в Польше многие считают, что их не освобождали, а наоборот завоевали.

Сейчас память о том, что их страну освобождали сохранилась только у тех, кто реально чувствовал фашистский ужас и гнет, фашистские застенки концлагеря и так далее. Этих людей становится все меньше и меньше, они мало влияют на общественное мнение.