Август-1991: новые власти начинают с разгрома СМИ

Буккер Игорь22.08.2018 в 12:00

Рождение новейших российских СМИ переносит нас в август 1991 года. Тогда новой властью на три недели был приостановлен выпуск шести периодических изданий, якобы поддержавших ГКЧП. Почему каждая новая метла начинает не столько выметать сор, сколько расщеплять саму себя на метелки? Рассказывают непосредственные участники тех событий.

До победоносного октябрьского переворота газета "Правда" неоднократно (хотя и временно) запрещалась царскими властями. В последний раз этот большевистский листок окончательно был запрещен в аккурат перед началом Первой мировой войны — 8 (21) июля 1914 года. Зато день выпуска первого номера этого органа ЦК РСДРП(б) — 5 мая 1918 года — был объявлен в СССР Днем печати.

Немного недавней истории. Постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 августа 1991 года № 1627-1 "О политической ситуации в республике, сложившейся в результате антиконституционного государственного переворота в СССР", отменялись "все незаконные ограничения на деятельность средств массовой информации на территории РСФСР".

Правоохранительным органам РСФСР поручается "привлечь к ответственности лиц, допустивших нарушения Закона о печати", осуждается "деятельность центральных газет "Правда", "Советская Россия", "Рабочая трибуна", "Московская правда" и Центрального телевидения, активно поддержавших незаконный режим и тенденциозно освещавших реальное положение страны, сложившееся в результате переворота".

Указом Бориса Ельцина в тот же день приостанавливается выпуск газет "Правда", "Советская Россия", "Гласность", "Рабочая трибуна", "Московская правда" и "Ленинское знамя".

"Этот указ имеет немало аналогов в мировой истории, — отмечал в те же дни журналист "Известий" Владимир Надеин в заметке под названием "Закрыв газеты, Ельцин совершил ошибку. Он должен сам ее исправить". — Такими действиями неизбежно сопровождались перевороты, но никогда — демократические преобразования. Право власти судить, где информация "фактически" правдива, а где "фактически" ложна, — первый шаг к диктатуре. Свобода, отнятая у одних, обязательно обернется свободой, отнятой у всех. Оценка газет — дело читателей, а не президентов. В указе Бориса Ельцина есть оговорка, что речь идет о временной приостановке выпуска газет".

Новые власти быстренько спохватились и уже 11 сентября 1991 года президент Ельцин "в целях дальнейшего укрепления свободы печати и других средств массовой информации" разрешит издание шести ранее запрещенных газет "Правда", "Советская Россия", "Гласность", "Рабочая трибуна", "Московская правда" и "Ленинское знамя".

На вопрос, почему 27 лет назад власть отпраздновала свою победу закрытием ряда СМИ, советская и российская журналистка Елизавета Домнышева в беседе с корреспондентом "Правда.Ру" сказала: "Я полагаю, что отчасти хотели взять реванш за то, что кого-то когда-то в этих газетах, которые были закрыты, "прижимали". В них, очевидно, довольно сильно "прижимали" тех, кто потом завоевал высокие позиции в жизни.

Не в последнюю очередь здесь играла роль идеология. Опять же, на многие вещи люди смотрели тогда совсем по-другому.

Я считаю, что те годы для журналистики были достаточно хорошими, потому что журналисты тогда высоко котировались, к ним прислушивались, они могли что-то сделать и на что-то повлиять. Во всяком случае, журналист был лицом достойным и уважаемым, который мог как-то помочь кому-то, а не так, как это происходит сегодня".

Более развернутый ответ на тот же вопрос дал давнишний друг и постоянный автор "Правды.Ру" русский и советский писатель, драматург, журналист Владимир Губарев: "На мой взгляд, подлинная пресса и подлинная журналистика на 99 процентов перестала существовать.

Чем отличалась журналистика советского периода? Можно говорить о цензуре. Цензура была во многом положительная, в основном она не позволяла раскрывать государственные тайны. Но даже при политической цензуре все равно пресса была властью, одной из четырех властей.

Я не припоминаю ни одного случая, когда после критических выступлений газет, в которых я работал (а работал я и в "Комсомольской правде", и в "Правде"), не было бы никакой реакции.

Снимали любых начальников! Если, не дай Бог, против какого-нибудь секретаря обкома выступала "Правда" — считайте, его дни были сочтены. Поэтому люди обращались в газеты, доверяли прессе. Народ считал газету последней инстанцией, которая может помочь.

И помогали! Я знаю сотни случаев, когда журналисты помогали. Сейчас можно кричать о чем угодно. Классический пример: Васильева — жулик, и ничего! Вся пресса шумела, а она и министр поженились, славно поживают и дальше будут жить на награбленные деньги.

Была такая рубрика "По следам наших выступлений", где рассказывалось о том, как словили всяких жуликов.

Август 1991 года — это революция демагогии. Все, что не укладывалось в демагогические лозунги, уничтожали, а демагогия всегда гибнет при настоящей гласности, при настоящем честном отношении к делу.

Когда я работал в газете "Правде", то за столом редколлегии слева от меня сидел Егор Гайдар — самый слабый, с моей точки зрения, в истории "Правды" редактор экономического отдела. Справа от меня сидел бывший помощник генерального секретаря и будущий член Политбюро ЦК КПСС, а в те годы главный редактор газеты "Правды" Иван Фролов. Напротив — Михаил Полторанин. За одним столом сидели те люди, которые после 1991 года начали определять судьбу страны. Слабаки они все были…

В советское время пресса воспитывала образованное, нравственное поколение. Такая молодежь и такое поколение не нужны нынешней власти. Раньше критиковали: Советский Союз сидел на нефти, 40 процентов доходов от нефти, а сейчас — 80 процентов доходов от нефти. Когда идут природные ресурсы — не нужна интеллектуальная нация.

На мой взгляд, мы лишились одного из самых прогрессивных обществ, которое было в истории человечества. Пресса, которая рассказывала об этом, оказалась не нужна.

Чем Россия отличается от всех остальных стран? Тем, что в самые тяжелые времена в ней всегда оставалась прослойка интеллигенции. Интеллигенция только в России: она то толще, то тоньше, в разные времена она меняется, но она всегда остается. Единственная надежда на то, что это прослойка интеллигенции, к которой принадлежит и пресса, до сих пор существует. Это наше счастье. Как только она перестанет существовать, перестанет существовать русский народ как народ".

Читайте также:

Все тайны ГКЧП: кто, как и зачем убил Советский Союз

ГКЧП "похоронили" пять генералов

Александр ПРОХАНОВ — о ключевых событиях…

Лучше, чем при Путине? Как мы жили бы в случае победы…

Рассекречено: ЦРУ знало о ГКЧП и готовилось к развалу…

Поделиться:

Ещё по теме

Российское наследие

"Балаганный промысел" сгубил киномагната

Буккер Игорь17.07.2019 в 23:40
Российское наследие

1812 год: образцовая оборона Бобруйска

Евсеев Антон16.07.2019 в 16:00
Российское наследие

"Варяг": последний бой и нежданная слава

Михайлов Андрей16.07.2019 в 8:30