В чеченской кампании победил Путин

Степушова Любовь19.01.2014 в 14:00

11 декабря 1994 года началась первая чеченская кампания. Необходимости в войне не было, Дудаев был готов разговаривать и просил суверенитета меньше, чем позже получил Татарстан, сказал в прямом эфире "Правды.Ру" бывший начальник разведки ВДВ Павел Поповских. Но если уж воевать, то надо было это делать совершенно другими методами, полагает эксперт.

"Начало первой чеченской войны я воспринял как неожиданность", — сказал Павел Поповских. "Поскольку армия не готовились к такой кампании на территории своей страны. Не будем скрывать, что эта война была гражданской. Положение осложнялось тем, что к 1994 году в РФ регулярной подготовленной армии как таковой уже не было. Самые боеспособные части в Советской армии находились за границей — в Германии, в Северной, Южной группе войск. В последние годы существования СССР эти боеспособные соединения были выведены в округа первого эшелона — в Белорусский, Прикарпатский, Киевский, Одесский. Поэтому вся боеспособная, хорошо вооруженная армия после развала страны осталась в союзных республиках", — заметил Павел Поповских. А российская армия к началу чеченской кампании состояла из кадрированных частей, с сокращенным составом и старой техникой. Кроме того, была потеряна система допризывной подготовки ДОСААФ. Были также развалены спецслужбы — ФСБ, ГРУ, в 1993 году расформирован "Вымпел". В том числе, именно поэтому так долго не могли уничтожить идеологов бандформирований — Дудаева и Басаева, добавил эксперт.

Читайте также: Почему русские идут в ваххабитские банды

В первой кампании армия воевала не столько с боевиками, сколько, особенно на втором этапе, — с населением, которое если и не брало в руки оружие, то оказывало боевикам помощь. Именно поэтому война продолжалась так долго — два года, считает эксперт. Почему население встало на сторону боевиков? Это механизм гражданской войны, пояснил эксперт: "Армия с ее тактикой эшелонированного наступления, то есть путем уничтожения "под бульдозер", брала, допустим, село, рапортовала, что село — наше, и уходила. А на следующей день село оживало, и все население с оружием становилось боевиками".

Оценивая военные способности боевиков в первую кампанию, эксперт сказал, что вначале противник был не активен. Например, ночью боевики не воевали, а расходились по домам. "И наши тоже не воевали, — сказал эксперт. — Затем стала работать наша разведка. Она ночью выходила на какие-то рубежи, куда затем выводила подразделения. У чеченских боевиков в первый период боевых действий было всего несколько хорошо подготовленных групп. Моя группа как-то ночью в Грозном встретилась с такой чеченской группой, мы были одинаково экипированы, вооружены и даже сигналами пользовались одинаковыми. То есть готовились по одним уставам, одними людьми и в одной армии".

На вопрос, кто же начал войну и какова роль Москвы, эксперт сказал, что Дудаев до начала военной кампании был готов разговаривать и договариваться: "Татарстан потом получил большую самостоятельность, чем та, которую можно было дать Чечне". Эксперт не считает, что Чечню, а тогда республику Ичкерия, надо было бы "отпустить". "Она бы не вернулась", — сказал Павел Поповских. Но если уж начинать кампанию, то не в том формате, в котором начали: "Надо было проводить спецоперации силами ГРУ, ФСБ, а не армейским подразделениями, сформированными неподготовленными, необученными, сводными частями, в которых солдаты порой не знали своих командиров и не держали в руках оружие". Павел Поповских привел в пример: в его часть привезли 60 таких "зеленых" бойцов на доукомплектование: "Мои солдаты обучили их за три часа стрелять, и они были направлены по частям 20-й дивизии".

Павел Поповский рассказал, что Павел Грачев вначале не хотел штурмовать Грозный. "Я знаю это совершенно точно. Он дал мне задание проанализировать, как взять Грозный с помощью спецоперации. На совещании 26 декабря присутствовали Виктор Ерин, министр внутренних дел, Сергей Степашин, директор ФСК, замначальника ГРУ Валентин Корабельников, начальник штаба антитеррористического центра Дмитрий Герасимов, генерал Зайцев от "Альфы" и представитель от ФСО: "Обсудив силы, мы пришли к выводу, что всех боеспособных сил — около 600 человек. Грачев прикинул и сказал: "Мы Грозный штурмовать не будем. Мы его блокируем, а весной выдавим их (боевиков) в горы. На следующий день министры улетели в Москву и вернулись в тот же день с приказом взять Грозный. Кто мог поставить противоположную задачу трем министрам? Только сам президент. И как можно было за два дня (30 ноября началось движение войск) спланировать армейскую операцию по взятию полумиллионного города? Это нереально с учетом той небоеспособной армии, которая у нас была", — сказал Павел Поповских.

Читайте также: "Не отдайте память безмозглым людям"

Ему сложно ответить на опрос, победили ли федеральные силы, или война была проиграна: "Я был на Селигере, где была чеченская молодежь, студенты. Они возмутились, когда я сказал, что чеченская война закончилась победой. "Так кто победил?" — спросили они. Я ответил — Владимир Владимирович Путин. И они согласились. Это так и есть, именно президент остановил гибель людей — россиян: чеченцев, русских, татар, бурятов и т. д. Он действовал по всем направлениям: и напугал, и договорился, и купил элиту, и грамотно провел информационную войну". Павел Поповских отметил большую роль главного идеолога второй чеченской кампании Сергея Ястржембского. "СМИ стали работать за российскую армию, чего не скажешь о первой войне, когда СМИ, в частности, НТВ, деморализовали армию. Вторая чеченская кампания (с 1999-го по 2000 год) прошла намного успешнее, поскольку уже начала формироваться армия и настроение в обществе было другое. Население Чечни во второй войне уже поддерживало армию и было против боевиков", — заключил в передаче "Точка зрения" бывший начальник разведки ВДВ Павел Поповских.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Поделиться:

Ещё по теме

Российское наследие

Ледяные горки: какими они были на Руси

Питерякова Татьяна12.09.2019 в 21:48
Российское наследие

Как Байрон всадил пулю в Лермонтова

Буккер Игорь10.09.2019 в 20:06
Российское наследие

Высшая награда за веру и верность

Аникина Оксана09.09.2019 в 23:38