На Новый год улыбается флот

Михайлов Андрей02.01.2012 в 10:00
Рисунок Александра Шаурова, специально для "Правды.Ру"

Как все-таки верна флотская мудрость: "Подводнику праздник — как свадьба кобыле: голова в бубенцах, все остальное в мыле". Что такое военному Новый год — понятно: утреннее построение, торжественное собрание, прохождение с песней, строевой смотр… Без чувства юмора в таких условиях не прожить. Вот парочка историй, свидетельствующих о том, что у моряков оно есть.

Середина 80-х. На Новый год в дежурство, как положено, поставили одних лейтенантов, только что сдавших зачеты на самостоятельное управление. Атомная подлодка стоит у дебаркадера Д-15 у второй набережной северодвинского Севмашпредприятия, на улице минус двадцать, на душе — тоска.

Сидим втроем в центральном посту: я, дежурный по кораблю, мой товарищ, дежурный по главной энергетической установке, и еще один лейтенант, так называемый обеспечивающий, что-то вроде походного замполита, приставленного за вахтенными матросами надзирать в новогоднюю ночь. "Весь начищен и наглажен, к заду пистолет прилажен…". Вахта, короче.

Сидим, тоскуем, время к двенадцати. Вдруг обеспечивающий загадочно намекает: давайте, мол, согрешим "по пять капель". Все равно до утра никого из начальства не будет, дежурный по живучести сам, наверное, празднует в общежитии на Портовой, а дежурный по бригаде в такой мороз до завода вообще не дойдет. К тому же оказалось, что старпом, посетивший корабль накануне, забыл запереть свою каюту. А там за хилой дверцей в шкафчике — вожделенный "шильный" сейф с корабельным спиртом-ректификатом, целый металлический куб с краником. Давайте, мол, приложимся, как говорится, "по-слегка"… Но сейф, увы, оказался почти пустым.

Старпом предусмотрительно опустошил емкость ввиду предстоящего затяжного новогодья. Только под самим краником что-то простукивалось через железный корпус сейфа-фляги. "Мертвое пространство". А сейф ни наклонить, ни сдвинуть, привинчен к переборке намертво. И тут кому-то приходит геройская мысль: применить знание корабельной науки на практике. А что? Мы ведь сейчас самые главные на корабле, вместо командира остались.

Читайте также: В Белом море водился Ихтиандр

Звучит "Учебная тревога", за ней следует команда: "Вахте по местам стоять к созданию больших дифферентов!" Замысел такой — наклонить лодку так, чтобы шило из сейфа само полилось. Задумано-сделано. Вахтенным матросам и самим было интересно, что у молодых лейтенантов получится, все команды исполнялись безупречно. Открыли клапаны вентиляции носовой группы нескольких цистерн главного балласта — лодка вместе с сейфом наклонилась, шило закапало из краника в подставленную "обеспечивающим" стеклянную банку. Накапали граммов 150, потом без происшествий продули заполненные цистерны. Если бы кто-нибудь из начальства тогда о наших проделках узнал, всем троим не сносить головы…

Но везет же, все отлично получилось! И тут вдруг дежурный с дебаркадера прибежал: все плавсооружение при продувании цистерн брызгами залили, теперь обледенеет вся нижняя палуба. Кричит: а ну, флот, наливай, а то заводскому диспетчеру буду звонить и вашему оперативному дежурному. Устраиваете тут третью мировую, понимаешь!… Пришлось все с таким трудом накапанное шило ему отдать. Выпей, мол, дядя, и за нас, и за Новый год, и за дружбу флотских с заводскими. А Новый год мы все-таки отметили: матросы из состава вахты согрели на камбузе кофе в большом чайнике, угостили принесенными из береговой столовой пирожками. Зауважали решительных лейтенантов.

Или вот еще веселая новогодняя история тоже из середины 80-х. Метельная база советских атомных стратегических субмарин Оленья губа на Кольском полуострове. Уже вянут уши у партийных и комсомольских начальников во флотилии от слов "перестройка" и "гласность". Уже появляются талоны и карточки на все-все-все. Казармы продувают насквозь так называемые новые веяния (не удивляйтесь — это официальное название сам не знаю чего в те времена).

Под самый-самый Новый год в Оленью губу собирается комиссия из штаба ВМФ — проверять устройство службы и гарнизонной жизни. Ну, не могло же флотское начальство оставить в покое подводников главный праздник года праздновать, надо же как-то жизнь испортить… Командование "оленегубской" 13-й дивизии АПЛ решает удивить комиссаров хоть чем-то, кроме "гикнувшейся" накануне поселковой котельной. Замкомдива по политчасти собирает всех замполитов подлодок для проведения, как бы сейчас сказали, брейн-штурма.

Читайте также: Легенды жизни гарнизонной

Спасительное решение вызрело в штабе за полночь после принятия внутрь приличной дозы напитка "Ворошиловский" (от слов ворованное шило, то есть спирт). Надо в канун Нового года провести День коренных народов Севера с сопутствующими гонками на оленьих и собачьих упряжках, поеданием жареных леммингов и курениям ягеля. Сказано — сделано! Точнее… Вспоминается флотская мудрость: "Хороший командир всегда командует: "Делай, как я!", а умный замполит — "Делай, как я сказал!" Хитрые замполиты поутру срочно доложили о придумке в политуправление Северного флота, в Североморск.

Там инициатива поблуждала по умам большого политначальства, которое тут же присвоило классную идею себе — ведь только что Генсек Михаил Сергеевич по телику выступал насчет дружбы народов. И уже через сутки идея вернулась в Оленью губу в виде грозной директивы: всем экипажам дивизии подготовиться и 31 декабря провести День коренных народов Севера. И чтобы обязательно были гонки на оленях и выступления национальных коллективов. Для проверки празднества направляется высокая комиссия. Командир 13-й облегченно вздыхает: значит, за лопнувшую котельную и за общую разморозку поселка не влетит, раз комиссары едут всего лишь на День коренных. Проблем меньше.

Но проблемы все-таки были, правда, отнюдь не "котельного" рода. Главная: где наловить в сопках столько представителей местных коренных наций? А оленей где взять на шесть экипажей? А где арендовать хотя бы шамана с бубном для исполнения "коренных" культурных плясок? Ну ни одного ведь в округе!

В штабе слушали-постановили-решили следующее. Срочно прислать на инструктаж всех матросов, уроженцев Узбекистана и Казахстана — они хоть внешне на коренных, кажется, смахивают. Роль оленей поручили наиболее физически подготовленным и идейно сознательным офицеров (дело-то ответственное, матросу-мичману не поручишь). В качестве национальной одежды использовать вывернутые мехом наружу "канадки" (это такая подводницкая утепленная кожаная куртка).

Читайте также: В День флота улыбнуться охота

…Когда дежурный по въездному КПП доложил в штаб по телефону "Едут!", дивизия была полностью готова к "коренному" дню. Комиссию из штаба флота встретили яркие костры на заснеженным футбольном поле, песнопения Кола Бельды из динамиков, и бившие "копытами" олени, каждый из которых чином не ниже капитана 3 ранга, все как один отличники боевой и политической подготовки. "Коренные" северные народы в лице узкоглазых узбеков уже держат приподнятыми длинные шесты для управления упряжкой, готовясь шарахнуть по спинам "животных". Гражданское население поселка готовится по специальному сигналу возликовать, размахивая плакатами самой разнообразной тематики: от "Решения съезда — в жизнь!" до "Проезд закрыт" и "Баня на ремонте".

После краткой речи комдива и его политического заместителя действо стартовало. Каюры от души шарахнули по спинам "оленей", раздался залп из нескольких ракетниц, а затем — крики "Ура!". Упряжки носились по полю резво и весело, гарнизонные дамы улюлюкали, матросы хлопали в ладоши и вообще стало весело. Гвоздем празднества было выступление "коренного" северного узбека матроса Исмаилбекова, который исполнил на большом барабане, позаимствованном в оркестре флотилии в Гаджиево, что-то вроде шаманской мелодии.

Комиссары из штаба флота поразились зажигательности праздника и пошли в штаб дивизии писать благодарности организаторам. Тем более что там же, в штабе, был накрыт традиционный новогодний стол, поражающий воображение в те веселые, но "магазинно-пустые" перестроечные времена.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Поделиться:

Ещё по теме

Советское наследие

Деревянные бараки из СССР: как они появились и почему есть до сих пор

Питерякова Татьяна06.10.2019 в 12:43
Советское наследие

ЧП на "Маяке": за 40 лет до Чернобыля

Михайлов Андрей29.09.2019 в 16:00
Советское наследие

Лики войны: "профессор" Игорь Аганин

Буккер Игорь27.09.2019 в 19:00