"Три мушкетера" родились в Болшево

Когда в 1979 году на экраны страны вышел фильм "Д'Артаньян и три мушкетера", критики единогласно поставили "двойку" его музыке, сценарию и артистам. Но зритель повалил на картину, удивляя кинокритиков и телевизионное начальство. Об истории киномюзикла главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал сценарист картины Марк Розовский.

— Марк Григорьевич, как произошло рождение любимых всеми "Трех мушкетеров"? Вы взяли книжку Дюма и ее переписали?

— "Три мушкетера", — это было веселое время. Ровно за 19 дней я сделал пьесу на три акта. Я поехал в Болшево первого числа, а 19-го я уже прочел пьесу друзьям. Я взял книжку Дюма и сделал из нее пьесу. Потом то, что я сделал — прозаическую часть — дал прочитать своему другу и соавтору Юре Ряшенцеву. Там было уже намечено: здесь — баллада Атоса, здесь — песня о дружбе, здесь что-то еще. Потом мы что-то переместили, изменили композицию. Дальше был окончательный вариант пьесы со стихами Юрия Евгеньевича. Замечательными стихами, которые, кстати, очень помогли этой драматургии. Потом мы прочитали пьесу директору московского ТЮЗа. Он очень смешно слушал: я читал, а он на втором акте наклонился к кому-то и что-то прошептал. Этот человек тут же ушел. Я третий акт читаю. Там пушки, война. А он нажимает на какие-то кнопки, и этот же человек возвращается. Я заканчиваю чтение, он берет эту бумажку и говорит: "Подпишите договор". Обсуждения не было. Все ахнули, и мы ахнули.

— А зачем приходили тогда, раз ахнули?

— Нет, читка была. Но уже во время читки он дал главному бухгалтеру задание подготовить экземпляр договора. Я прочитал и думаю: "Ну, сейчас начнется…" — как это всегда бывало, здесь же худсовет сидел. А директор говорит: "Подпишите договор". И ручку дает: "Подписывайте, подписывайте". Мы подписали договор и дальше все-таки начали говорить о пьесе. Но он красиво, очень эффектно это все представил. Потом был успех спектакля. Ставил его Сандро Товстоногов, играл Володя Кочан — потрясающе, Олег Вавилов — Д'Артаньян, Игорь Старыгин — тогдашний артист ТЮЗа — играл Арамиса. Там было множество замечательных артистов. Восемь или девять лет спектакль шел с большим успехом на сцене Московского ТЮЗа. А однажды я позвал своего знакомого-недруга, знакомого Вадима Соколова, главного редактора объединения "Экран": "Ну приди, посмотри, просто посмотри спектакль". Он пришел и увидел, как молодежь реагирует, как неистовствовал, смеялся зрительный зал. Кончился спектакль, я поймал его в раздевалке, и он мне говорит: "Все, мы приняли. Надо делать кино".

— А вы тогда вообще не имели отношения к кино?

— Нет, я окончил Высшие сценарные курсы. Он надевает пальто и говорит: "Пиши заявку". Я спрашиваю: "Какую заявку? Вот моя пьеса, пусть она и будет заявкой". — "Ну, так три действия — три серии. Приезжай, заключим договор". Формальную заявку я потом все-таки написал. Но пьеса готовая. Было три действия — получилось три серии. Было решено, что фильм будет делать Одесская студия с одесским режиссером. Поначалу мне самому предлагали ставить.

Читайте также: М. Розовский: "Я не владею истиной"

— Вы отказались?

— Меня Юнгвальд-Хилькевич в коридоре поймал, упал на колени и говорит: "Я тебя умоляю. Дай мне, дай мне, дай мне!". А у меня театр был уже (Театр у Никитских ворот. — Ред.). Я говорю: "Ну, давай". Я зашел к директору "Экрана". Он спрашивает: "Что вы решили?". Я говорю: "Вот, Юнгвальд-Хилькевич просит, и я ему так — фьють!".

— Не жалеете?

— В тот момент я же ничего не понимал, не думал ни о чем — ни о ценностях, ни о деньгах. Ну попросил человек! А я уже все равно это сделал в театре. Вообще в слове "кинотеатр", будем честны, я больше вторую часть уважаю. И потом, ради кино нужно на два-три года все бросить сцену. Обаятельнейший и талантливейший Юнгвальд-Хилькевич взялся за дело. Он пригласил потрясающих артистов — наверное, мне бы это не удалось. Он был более опытен, это был не первый его фильм. И все это в Одессе закрутилось, завертелось. Потом я ездил на съемки. Там была потрясающая обстановка: актеры шутили, пили вино, коньяк после каждого съемочного дня, хохотали до упаду.

Еще в спектакле была музыка Дунаевского, но несколько номеров для фильма по просьбе Юнгвальда-Хилькевича пришлось переделать. К сожалению, когда вышел фильм, со сценарием начались конфликты. И с тем же Юнгвальдом-Хилькевичем, что греха таить. Первые две серии он снял по сценарию, а в третьей отошел от него. Мы даже разругались, подали в суд, потому что одна из песен там вообще не принадлежит Юре Ряшенцеву — она ему приписана.

Читайте также: Наталия Касаткина: балет ужасен без любви

— Это какая?

— Ну зачем я буду говорить… Суд мы выиграли, но никто ничего, естественно, не переделал. Еще пять или шесть лет Лапин — председатель Гостелерадио — не пускал ни меня, ни Ряшенцева в кадр на телевидение. "Они еще судиться с нами вздумали?!". Стукнул кулаком по столу, и мы попали в черный список.

У "Трех мушкетеров" тоже интересная судьба. В театре пьеса имела большой успех, а когда вышла картина, ее заклевали. Нас спасла народная любовь. Народ захотел смотреть эту картину, а критики удивлялись: "Ну что вы в ней нашли? И музыка плохая, и сценарий плохой, и артисты все наигрывают, и зачем взялась Фрейндлих там участвовать?". Фрейндлих ведь была икона, а тут, мол, снялась в какой-то погремушке… Облили всех нас с ног до головы. Когда вышла картина, говорили: "Какая хорошая картина, какая хорошая картина!". А я в ответ: "Да какая хорошая? Доброго слова нету, откройте газеты". ​- "Нет, она хорошая, она очень хорошая!". Год прошел, еще три раза показали. А сейчас говорят: "Это классика нашего киномюзикла". Вот и не знаешь, откуда что берется.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"


Марк Розовский: Неверие - горе горькое
Комментарии
Россияне назвали Путина ответственным за нищету и проблемы
США подготовили план по развалу российских армии и флота
Киев назвал одно из важнейших условий развития бизнеса на Украине
В Кремле отказались последовать условию Болтона насчет украинских моряков
Российская поисковая система "похоронила" Порошенко
Россия отвергла предложение Германии о присутствии ОБСЕ в Азовском море
Почему Конституция стала памятником несбывшимся надеждам
В Кремле отказались последовать условию Болтона насчет украинских моряков
Atlantic Council: Россия в скором времени пойдет на Украину войной и проиграет
Киев назвал одно из важнейших условий развития бизнеса на Украине
Киев назвал одно из важнейших условий развития бизнеса на Украине
Atlantic Council: Россия в скором времени пойдет на Украину войной и проиграет
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Виллу в Дубае за $8 млн нашли у бывшего вице-премьера Шувалова
ППС-43 - эффективное оружие для танкиста