Как сатириазис помешал спасти Марию-Антуанетту

Буккер Игорь03.04.2019 в 11:53

Адепты альтернативной истории стоят на той точке зрения, что якобы "что-то пошло не так" и кое-что еще можно было изменить, если бы случилось то-то и то-то. Не менее интересна гипотеза о роли личности в истории. Выдающийся деятель Великой Французской революции Мирабо, наверное, мог бы изменить ход исторического процесса, по крайней мере, спасти королевскую чету от гильотины, но…

Проще сказать, что он не вовремя скончался. Не вовремя — это для истории и, безусловно, для царственных монархов, но не для самого смертельного недуга и не выдержавшего напряжения организма.

"Внебрачный сын Мирабо Люка де Монтаньи, много сделавший, чтобы идеализировать память об отце, все же счел своим долгом отметить, что сексуальная несдержанность Мирабо "была врожденным проявлением своего рода сатириазиса, которым он мучился всю свою жизнь и который проявлялся еще несколько часов после его смерти, — факт, разумеется, странный, но неопровержимый". Эта буйная натура, обреченная на долгое воздержание, предавалась прискорбным излишествам, которые позволяет успех; сей порок, частый спутник политической карьеры, вызвал не одну безвременную кончину", — свидетельствует французский историк, герцог Рене де Кастр (René de La Croix de Castries, или Duc de Castries, 1908-1986 годы) в биографии Мирабо.

Изданную во Франции книгу "Mirabeau ou l'échec du Destin", спустя более чем сорок лет у нас перевели как "Мирабо. Несвершившаяся судьба". При этом неплохо бы помнить, что échec означает не только шах шахматному королю, но и неудачу, поражение и вообще крах. "Мирабо не мог одновременно сражаться на поле наслаждений и на поле долга; а долг для него состоял в спасении государства". Читай: спасении Людовика XVI и его царственной супруги Марии-Антуанетты.

Пытливый читатель наверняка помнит, что у французского короля были свои проблемы с этим самым органом, который подвел под монастырь (или того хуже) представляющего третье сословие аристократа Мирабо. Проблемы были разного медицинского характера, но с одним и тем же негативным результатом для здоровья. Сластолюбец Мирабо нашел свой конец не на гильотине, а в постели.

Вот описание его поведения за неделю до кончины из книги Рене де Кастра: "25 марта он ужинал с двумя танцовщицами из Оперы — Кулон и Хейльсберг. Бриссо сообщает, что Мирабо провел ночь в их объятиях и удовлетворил обеих женщин. Последствия этих излишеств, которым он предавался благодаря возбуждающим средствам, не заставили себя ждать: 26 марта Мирабо, отправившись в свое имение Маре в Аржантейе, почувствовал сильнейшие почечные колики и был вынужден провести весь день в постели. В воскресенье 27-го он едва держался на ногах и нуждался в отдыхе. Но в тот день было заседание Национального собрания, да к тому же Мирабо должен был произнести речь о шахтах".

Напоминающий "клубничку" анекдот из эпохи Французской революции приведен нами не столько в подражание массово переведенной у нас "Истории любви в истории Франции" Ги Бретона (Guy Breton, "Histoires d'amour de l'histoire de France"), сколько из любви к самой правде. Ведь Мирабо, похоже, был в состоянии уберечь от гибели несчастную супружескую пару французской монархии.

На фото: портрет Мирабо

Читайте также:

Почему Запад не кается за свои революции

Ксавье Моро: Кровавые дни Французской революции...

Загадка сына Марии-Антуанетты

Поделиться:

Ещё по теме

Мировое наследие

Загадки вокруг смертей известных людей

Кузнецова Злата21.09.2019 в 19:07
Мировое наследие

Запрещая азартные игры, монахи играли в боулинг

Буккер Игорь19.09.2019 в 17:14