Сергей Марков: эталон офицера Белой гвардии

Буккер Игорь31.03.2019 в 14:00

Знаете, кому первому из белогвардейцев воздвигли памятник на территории постсоветской России? Называя самые знаменитые имена, вроде Деникина, Врангеля, Юденича, Колчака или Корнилова, вы лишь покажете некоторую осведомленность о делах Гражданской войны. 13 декабря 2003 года в городе Сальске Ростовской области торжественно открыли монумент эталону русского офицера и легенде Белого движения, Генерального штаба генералу-лейтенанту Сергею Леонидовичу Маркову.

По понятным причинам в СССР о нем писали мало. Имена других (хотя бы как врагов молодой советской республики) помнили. О них упоминалось на страницах учебников, можно было наткнуться в беллетристике. Следы Маркова можно обнаружить в "Хождении по мукам" Толстого и у нобелевского лауреата Шолохова в "Тихом Доне". Генерал Сергей Марков, погибший за месяц до своего 40-летия, как полагали современники, "принадлежал к плеяде генералов скобелевского типа, сочетающих в себе личную храбрость и талант полководца".

Первое "противостояние", конечно же, между сверстниками. По сравнению с Михайловским артиллерийским, петербургское Константиновское артиллерийское училище считалось "молодым", так как существовало всего год. Юнкера-"михайлоны" подтрунивали над "констапупами", к которым принадлежал и один из самых лучших юнкеров Сережка Марков.

Летом 1904 года выпускник Николаевской академии Генерального штаба, новоиспеченный штабс-капитан Марков прибыл в расположение штаба Маньчжурской армии. Шла русско-японская война. Двадцатипятилетний русский офицер, рано лишившийся отца и переживший смерть двоих из трех малолетних братьев, на случай своей гибели написал матери: "Мне жаль тебя и только тебя, моя родная, родная бесценная Мама, кто о тебе позаботится, кто тебя успокоит. Порою я был груб, порой, быть может, прямо-таки жесток, но видит небо, что всегда, всегда ты была для меня все настоящее, все прошлое, все будущее".

Последний из младших братьев, подпоручик 86-го пехотного Вильманстрандского полка Леонид Марков, погибнет через месяц после получения Сергеем его первого боевого ордена — Святой Анны 4-й степени "За храбрость". До встречи с Марианной Павловной Путятиной, дочерью действительного статского советника князя Павла Арсеньевича Путятина и потомком Рюрика в 33-м колене, за душой у Маркова были его личная храбрость, патриотизм, любовь к матери, привлекательная внешность и воинский талант. Отныне — через жену и ее семью — появилась близость к царской семье. Но идейным монархистом Марков не сделался.

Как преподаватель военной географии в Павловском военном и Михайловском артиллерийском училищах Марков запомнился подопечным своим "видом, манерами, живостью и энергией, красивой речью, ее образностью — постепенно, но и быстро, он увлек юнкеров и самим предметом". Вот только строгим бывал не в меру. Как-то проэкзаменовав юнкеров по курсу Генштаба, чего они никак не могли знать, выставил всем плохие отметки. Лишь вмешательство инспектора спасло ребят от наихудшего. Обозленные юнкера купили в складчину гроб и послали его на квартиру Маркова.

Германская, как тогда называли Первую мировую войну, многое и многих изменила. Теперь в аудитории вместо желторотых юнцов сидели закаленные в боях мужчины с наградами. На кафедру поднялся генерал-майор с орденом Святого Георгия и шашкой, украшенной соединенными Аннинским и Георгиевским темляками: "Я генерал Марков, приехал к вам с Кавказского фронта. Будем вместе беседовать по тактике. Поменьше зубрежки. Прошу на лекциях слушать, а главное, почаще меня останавливать; всякий вопрос, всякое несогласие несите сюда, ко мне, не оставляйте его при себе. Дело военное — дело практическое: никакого трафарета, никакого шаблона…" Всеобщее обожание слушателей было обеспечено.

Когда в феврале 1917-го Русская императорская армия мутировала в революционную армию свободной России, Марков служил при Деникине начальником штаба Западного фронта. За поддержку выступления Корнилова, вместе с Деникиным и другими генералами, был арестован, едва не пал жертвой солдатского самосуда и оказался в тюрьме. Во время Гражданской войны, в ночь со 2 на 3 апреля 1918 года, у кубанской станицы Медвёдовской своими своевременными и хладнокровными действиями спас от уничтожения остатки отступавших от Екатеринодара белогвардейцев.

"Рыцарь, герой, патриот с горячим сердцем и мятежной душой, он не жил, а горел любовью к Родине и бранным подвигам", — было сказано в некрологе погибшего от разрыва шального снаряда Маркова. Приказом А. И. Деникина 1-му Офицерскому полку было присвоено наименование "1-й Офицерский Генерала Маркова полк".

Читайте также:

Белая армия готовится к эвакуации из Крыма

Рабоче-крестьянская Белая армия

Как Первая конная армия спасла положение в разгар...

Поделиться:

Ещё по теме

Российское наследие

Россия научит Европу любить мусульман

Буккер Игорь21.09.2019 в 23:33
Российское наследие

Драматическая судьба "бога танца" Вацлава Нижинского

Буккер Игорь20.09.2019 в 23:44
Российское наследие

Коронация Николая II: почему во время нее случилась трагедия на Ходынке

Питерякова Татьяна19.09.2019 в 23:47