"Иван Васильевич меняет профессию": история киношедевра

Буккер Игорь28.03.2019 в 14:00

Многие из нас наизусть помнят советскую комедию "Иван Васильевич меняет профессию", пусть в титрах указано, что это экранизация пьесы Михаила Булгакова, мало кто обращает на это внимание. Для большинства Булгаков — автор "Мастера и Маргариты", "Дней Турбиных" и "Собачьего сердца". Произведения Булгакова попадают порой на экран, но писатель не написал, кажется, ни одного киносценария.

В период с марта по апрель 1934-го им было написано три варианта пьесы с эротическим или религиозным названием "Блаженство" о воображаемом будущем коммунистического рая. Пьеса не понравилась ни актерам, ни режиссерам. В голову пришла идея развить один из мотивов "Блаженства" — перенести Ивана Грозного в современную писателю Москву, чтобы сделать комедию "Иван Васильевич" для постановки на подмостках Театра сатиры.

В октябре 1935-го члены Реперткома искали в ней что-то подозрительное, но ограничились лишь замечанием: "А нельзя ли, чтобы Иван Грозный сказал, что теперь жить лучше, чем тогда!" То ли члены Реперткома были провидцами, то ли нечто подобное витало в воздухе, но прозвучало эдакое на месяц раньше знаменитого в веках сталинского афоризма: "Жить стало лучше, жить стало веселее. А когда весело живется, работа спорится…"

Булгаковская псевдоутопия, пусть не сразу, была принята с восторгом. Из окончательного варианта полностью исчезли ненужные насмешки и появился обаятельный авантюрист в лице жулика Жоржа Милославского. Полный тезка царственного Рюриковича, пьяница-управдом Иван Васильевич Бунша, первоначально носил сдвоенную фамилию — Бунша-Корецкий.

Он говорил: "У меня есть документ, что моя мать изменяла в 1870 году моему отцу с нашим кучером Пантелеем, я есть плод судебной ошибки, из-за каковой мне не дают включиться в новую жизнь". Чтобы цензура не вычеркнула этот прозрачный намек о "модном" на тот момент пролетарском происхождении кляузника-управдома, подобными высказываниями пришлось пожертвовать.

Премьере пьесы про Ивана Васильевича помешали два события в жизни Михаила Афанасьевича: разгромная статья в "Правде" и снятие с репертуара его "Мольера". Напуганные критики и театральные режиссеры видели в пьесе то, чего в ней отродясь не было. Комедию положений оценили лишь 30 лет спустя после запрета, и вскоре Гайдай снял свой исторический гэг. И кому теперь, при всем уважении к Булгакову, интересно, что изначально пьеса отличалась от кино?

Объектом сатиры выступала обычная человеческая глупость и косность, а вовсе не притянутая за уши "политика". Можно принять за сатиру то, что глупый и трусливый управдом может управлять государством? Увы, это происходит сплошь и рядом и вплоть до сего времени. Во всяком случае, критику Ивана Грозного или Сталина могли обнаружить исключительно больные на всю голову.

Если у кинорежиссера Гайдая цитатой можно считать безобидную бытовую фразу: "Я бросаю мужа — этого святого человека со всеми удобствами!" — то у Булгакова его герой Бунша рассказал "про советскую жизнь такие вещи, которые рассказывать неудобно". Еще более выхолощенная сатира в гайдаевской версии стала лидером советского кинопроката 1973 года. Киноленту посмотрели свыше 60 миллионов зрителей.

Читайте также:

История кино: показ первого в мире фильма

"Стенька Разин" — век русского кино

Патриотические потуги отечественного кино

Поделиться:

Ещё по теме

Советское наследие

Подводный флот: водород против атома

Михайлов Андрей12.11.2019 в 18:20
Советское наследие

Лики войны: первый дважды герой

Буккер Игорь06.11.2019 в 20:30
Советское наследие

Эпоха Ельцина: важные сведения о ней

Питерякова Татьяна06.11.2019 в 15:35