Живая история: Третий Интернационал отмечает 100 лет

Курганская Дарья16.03.2019 в 6:00

В этом году исполняется 100 лет со дня основания организации, которую можно назвать наивысшим достижением мирового коммунистического движения — в глобальном, планетарном масштабе. Эта организация называлась "Третий Интернационал", или "Коминтерн". О ней "Правде.Ру" рассказала секретарь ЦК Объединенной коммунистической партии по международным связям Дарья Митина.

В нынешней системе образования, в нынешних учебниках истории Коминтерну уделяется незаслуженно маленькое место. И сообщается, что якобы Коминтерн — это какая-то архивная пыльная страница истории, которая давно уже перевернута ия осталась достоянием историков, которые роются в "окаменевшем дерьме", как говорил Маяковский. На самом деле, это далеко не так.

Коминтерн — это живая история, несмотря на то, что организация формально была распущена по инициативе Советского Союза в 1943 году в разгар Второй Мировой войны. Тем не менее она оставила такой след после себя, она сделала столько для мирового коммунистического движения и воспитала столько коммунистических кадров, что сегодня мы об этой организации никак не можем говорить в прошедшем времени.

Первый Интернационал был основан еще в последней трети XIX столетия с активным участием Карла Маркса, основоположника коммунистической идеологии. Второй Интернационал был социалистическим, участвовали в нем социал-демократические партии, которые в 1914 году к началу Первой Мировой войны столкнулись с политическими кризисами в собственных странах.

Очень многие из этих социалистических партий поддержали свои национальные правительства в жестокой кровавой империалистической бойни. Многие из них даже вошли в правительственные коалиции. Но были и социалисты, несогласные с таким подходом, выступали за подлинный интернационализм, видели необходимость в свержении собственных правительств и совершения национальных революций, а может быть, даже мировой революции.

Они сначала оформились, сформировались в так называемую Конференцию 1915 года. А в 19-м году по инициативе Советской России в Москве прошел Первый конгресс Коммунистического интернационала. Всего конгрессов было семь. С каждым новым конгрессом Коминтерн крепнул, рос, разрастался, принимали в него все новые и новые партии. Тем не менее, в 43-м году его история закончилась.

Сегодня актуальное коммунистическое движение и левое движение в целом неизбежно сталкивается с вопросами: есть ли у Коминтерна будущее, возможно ли объединить коммунистов во всем мире или хотя бы, по крайней мере, в масштабах одной страны, можно ли объединить все прогрессивные силы планеты и каким образом должна выглядеть эта организация?

Многие вспоминают почивший в бозе Коминтерн и пытаются довольно механистически возродить эту организацию уже в новых политических условиях. Возможно это, а если невозможно, то почему нет, я попытаюсь сейчас немножко объяснить. Дело в том, что в 19-м году Коммунистический интернационал, третий по счету, образовался на волне мощнейшего революционного подъема и в Европе, и в Азии.

Сейчас, к сожалению, ситуация совершенно обратная. Революционное движение по всему миру идет на спад и отдельные его успехи — это не более, чем флуктуации. Мы не можем спорить с тем, что сейчас левое движение деградирует, а создавать организацию на спаде гораздо труднее, чем на подъеме, как в 1919 году, когда казалось, что мировая революция не просто не за горами, а это — дело нескольких месяцев или даже дней.

Об этом писали советские руководители. Лев Троцкий 26 сентября 17-го года — на следующий день после завоевания большевиками политической власти в России — на Втором всероссийском съезде советов публично заявил: "Надежду свою мы возлагаем на то, что наша революция развяжет европейскую революцию. Если восставшие народы Европы не раздавят империализм, мы будем раздавлены, и это несомненно. Либо русская революция поднимет вихрь борьбы на Западе, либо капиталисты всех стран задушат нашу".

Спустя год, в октябре 1918 года, Ленин пишет в письмах Свердлову и Троцкому: "Международная революция приблизилась на такое расстояние, что с ней надо считаться как с событием дней ближайших". И в 19-м году, выступая на Учредительном конгрессе Коминтерна с заключительным словом, Ленин говорит: "Победа пролетарской революции во всем мире обеспечена. Грядет основание Международной Советской Республики".

Это — не какие-то прекраснодушные мечтания, большевики не были пустопорожними мечтателями, они были сугубо реалистичными людьми, которые принюхивались, прислушивались к тому, что творится в мире. Они прекрасно видели, что мировая революция была уже за дверью. И во многих странах действительно пошел революционный процесс, в частности в Германии, в Венгрии, ряде других европейских и нескольких азиатских странах.

Тем не менее, эти революции, к сожалению, успехом не увенчались. Революция в Мексике была жесточайшим образом подавлена. Все революционные правительства продержались очень недолго. Вспышки революционного движения в Европе были подавлены.

Тем не менее, в 20-м году на Втором конгрессе Коминтерна был принят манифест, который констатировал: гражданская война во всем мире поставлена в порядок дня, знаменем ее является советская власть. Есть распространенный миф, который очень часто повторяют наши оппоненты, о том, что Коминтерн — это фактически был инструмент, как сейчас модно говорить "инструмент мягкой силы". Тогда, наверно, говорили "инструмент распространения советского влияния" на весь мир.

Конечно, речь касалась именно политических аспектов, революционных аспектов. Но это — совсем не так. Нужно помнить, что в первые годы существования Коминтерна верх в нем имели немцы, а не партия российских большевиков, хотя уже к Третьему конгрессу Коминтерна доминирование Советской России было полным и абсолютным.

Тем не менее, тот пример, который показала Советская Россия с Великой Октябрьской Социалистической революцией, должен был мультиплицироваться и усваиваться многими революционными народами Европы и не только Европы — и Азии, и Америки. И революционная тенденция действительно была подхвачена почти на половине земного шара.

Но завершить это успехом не получилось. Уже в 23-м году было констатировано, что революционное движение пришло в так называемый пацифистско-демократический этап, началась стабилизация капитализма. Вместо того, чтобы капитализм развалился под давлением революционных масс, он уцелел и в чем-то даже окреп.

Стабилизация капитализма заставила творцов Коминтерна задуматься о том, как это революционное движение стимулировать и как ему помогать уже немножко в другом формате. Вступление в Коминтерн было очень централизованным, были формализованы все правила, которые регламентировали внутри-коминтерновскую жизнь.

Было сформулировано так называемое "21 условие вступления в Коминтерн". К сожалению, ни одна современная партия этим требованиям не удовлетворяет. Даже такая большая и влиятельная как КПРФ — зюгановская Коммунистическая партия Российской Федерации — из 21-го условия удовлетворяет только двум: 11-му и 17-му.

Тем не менее, Коминтерн проживал очень интересную внутреннюю эволюцию, потому что все больше и больше стран присоединялось к этому процессу. В условиях коммунистической многопартийности, было принято решение, которое очень многие считают спорным, Думаю, что оно в какой-то степени заложило камень под Коминтерн — под будущую его судьбу.

Каждая страна может делегировать в Коминтерн только одну коммунистическую партию. Сейчас это условие абсолютно невыполнимо в условиях той коммунистической многопартийности, которую мы имеем в Европе, в том числе в нашей стране. Мне кажется, что это было достаточно невыполнимое требование и тогда.

Оно, конечно, повлияло на скорую кончину Коминтерна под влиянием внутреннего кризиса, внутренних проблем. Чем больше затягивались гайки в Советской России, тем больше они затягивались и в рамках Коминтерна. Это связано и с внутриполитической борьбой за выбор пути развития в Советской России и в мире в целом, и, конечно, с тенденциями, которые происходили внутри самих коммунистических партий.

Масштаб Коминтерна можно проиллюстрировать цифрами. Секции работали в 22 странах и 19 колониях. Зарплату в штате Коминтерна получало 300 тысяч человек. Для сравнения — в штате Наркомата иностранных дел, наверно, самого сильного и мощного — ведомства тогда работало всего 3 тысячи человек. А допустим, в международном отделе современной КПРФ работает всего человека.

Изначальной, главной и основной задачей Коминтерна была помощь нарождающимся революционным движениям для совершении мировой революции. Когда мировая революция сошла с повестки дня, речь стала идти о революциях внутри стран и как им Коминтерн должен был помогать.

На подготовку революций в Боливии и Бразилии было выделено по 200 тысяч долларов в каждую страну. В Боливии должны были восстать индейцы и метисы, в Бразилии — чернокожее население. В 35-м году действительно было восстание в Бразилии, но к сожалению, оно было быстро подавлено.

Коминтерн очень обильно поддерживал коммунистов в тех странах, где уже сформировались коммунистические партии. Например, бюджеты компартии в Словакии, Чехии, Италии и Англии составляли от 200 до 500 тысяч золотых рублей в каждой стране. Немцы в 21-м году получили 5,5 миллионов марок на совершение революции.

В 1921 году же миссия Михаила Васильевича Фрунзе увезла миллион золотых рублей в Турцию для Кемаль-паши на развитие турецкой революции. И можно сказать, что Кемаль-паша — знаменитый Ататюрк — этими деньгами распорядился с большим умом. И Турция была одной из первых стран, которые дипломатически признали Советскую Россию. Турция поддерживала с Россией длительные дружеские отношения во время всего правления Кемаль-паши.

В марте 22-го года по бюджету Коминтерна распределили 5 миллионов 536 тысяч золотых рублей, а через внебюджетные фонды 600 тысяч золотых рублей на революцию в Корее, 13 тысяч золотых рублей для компартии Эстонии, 15 тысяч рублей для компартии Финляндии и 20 тысяч для компартии Латвии.

В Прибалтийских странах уже с начала 20-х годов активно действовали коммунистические партии. Поэтому когда речь заходит о том, что в 40-м году буржуазные страны Прибалтики якобы недобровольно вошла в состав Советского Союза, естественно, все это большая чушь. Если бы не было предпосылок, то и не работали бы в этих буржуазных республиках коммунистические партии и не вели бы свою пропаганду, не убеждали бы население и т. д.

Таким образом, можно сказать, что Коминтерн был, наверно, самой мощной на тот момент международной организацией. Мощнее не было. И помимо Коминтерна работало много его дочек, в том числе — Коммунистический Интернационал молодежи, то есть — Всемирный Комсомол. Осколки этого Коммунистического Интернационала молодежи живы и до сих пор в виде Всемирной федерации демократической молодежи, членами которой мы имеем честь состоять.

Профинтерн — интернационал профсоюзов — тоже часть этого движения. Сегодня ближайший аналог — Всемирная организация профсоюзов. Но она даже близко не то что не стала и не лежала, а даже на километр не могла приблизиться к Профинтерну тех лет. Профсоюзное движение тогда действительно было и в Европе, и в Северной Америке, и в Латинской Америке на подъеме.

Была МОПР — Международная организация для поддержки героев революции. Ее возглавляли в свое время Надежда Константиновна Крупская и Клара Цеткин. Этп организация занималась помощью, прежде всего материальной, для политических заключенных, для преследуемых коммунистов и их семей, для всех прогрессивных товарищей, которые вершили революционную борьбу.

Коминтерн сделал много славных дел. Диверсионные и разведывательные школы, обучение шпионажу, радиосвязи, шифровке, тайнописи — этим тоже занимались структуры Коминтерна. Была совершенно легендарная организация разведчиков и диверсантов "Красная капелла", которую прошли Леонид Треппер и другие наши герои. Это все было порождение Коминтерна.

Легендарный Рихард Зорге был коминтерновцем. Ким Филби был теснейшим образом связан с Коминтерном через так называемую Кембриджскую пятерку британцев, завербованных Коминтерном. Героями Коминтерна были Мате Залка, Пальмиро Тольятти, знаменитый Вильгельм Пик, немецкий коммунист, именем которого называется улица в Москве, и многие, многие другие. Имя им — легион.

Это совершенно героические личности, каждый из которых прошел героический жизненный путь, и судьба их, в общем-то, отнюдь не всех не так безоблачна, а чаще всего печальна, потому что огромной силы преследование коммунистов — это была характерная черта не только для западноевропейских стран, но и для восточных секций Коминтерна, и для американских секций Коминтерна.

В 30-е — начале 40-х годов американское общество спрашивали: "Как вы думаете, что нужно делать с коммунистами?" Только 4 процента опрошенных американцев сказали, что с ними ничего делать не надо, пусть живут как жили. 15 процентов высказались за то, чтобы установить за ними неусыпный контроль, наблюдение, чтобы была возможность их нейтрализовать, интернировать и т. д.

Более 40 процентов высказались за жесткие меры в отношении коммунистов — аресты, смертные казни, ликвидация всех коммунистических ячеек по стране. Большая часть американцев была либо за физическое устранение коммунистов, либо за их жесткую плотную нейтрализацию. Такие настроения царили в тогдашней Америке.

Тогда Америка панически боялась наступления коммунизма, потому что видела успех коммунистического движения и грандиозный успех антифашистского движения в Европе, когда Советский Союз, ведомый коммунистической партией, партией большевиков, смял за четыре года фашистскую гидру немецко-фашистских захватчиков.

Одной из причин гибели Коминтерна была его излишняя централизация и бюрократизация. Многие руководители национальных компартий говорили о том, что Советский Союз не склонен учитывать национальную специфику в каждой стране. Где-то компартии находились в подпольной ситуации, в ситуации нелегальной борьбы, где-то они были легальными партиями, где-то входили в парламенты, а где-то были близки к взятию власти, где-то были просто маргинальными группами, которые не оказывали особого влияния на жизнь страны.

Это все, конечно, порождало тот плюрализм, который наблюдался в стиле и методах работы Коминтерна в различных его секциях в различных странах. Когда 1927 году по инициативе выдающегося немецкого коммуниста и антифашиста Эрнста Тельмана было предложено членам Коминтерна решительно осудить какое-то заявление Троцкого, которое мало кто из присутствующих имел представление, о чем идет речь, и по этому вопросу разгорелась грандиозная дискуссия. Глава болгарских коммунистов Васил Коларов прямо сказал: "Сейчас Коминтерн обязан во всем поддерживать советское политбюро, а не придираться ко всяким мелочам".

Конечно, это все не способствовало укреплению позиций Коминтерна в мире. Более того, если сначала исполком Коминтерна формировался непосредственно партиями, которые участвовали в работе этой организации, то с Четвертого конгресса в 22-м году исполком стал избираться на самом конгрессе, то есть был нарушен принцип представительства партий, а также вводился институт уполномоченных, которые должны были смотреть, надзирать над деятельностью секций Коминтерна в странах.

В этом — очень странная, противоречивая и трагическая диалектика. С одной стороны, чтобы воплотить в жизнь ту цель, ради которой Коминтерн создавался, для катализации, ускорения, мировой революции, конечно, такая централизация была необходима. С другой стороны, в ситуации такого разнобоя, разных условий, в которых действовали коммунисты, конечно, это делать было все сложнее и сложнее.

Сталина об этом предупреждали, в том числе и самые высокопоставленные коминтерновские начальники, в том числе председатель исполнительного комитета Коммунистического интернационала Георгий Димитров, предводитель коммунистов Болгарии. Он предупреждал Сталина о том, что нужно менять стиль работы, потому что коммунисты работают в разных условиях. Он писал об этом Сталину в докладных записках в письмах.

И нельзя сказать, что Сталин его не услышал. Димитров писал в 34-м году в письме Сталину, что невозможно оперативно руководить из Москвы по всем вопросам всеми 65 секциями Коминтерна, находившимися в самых разнообразных условиях. Вильгельм Пик и Георгий Димитров предложили перенести центр тяжести работы из Москвы именно в национальные компартии.

Есть один миф, баечка, сказочка, которую очень часто можно читать в нашей прессе, особенно в антисоветской, что Сталин заключил сделку с правительствами Соединенных Штатов и Великобритании в разгар Второй Мировой войны — в обмен на открытие второго фронта в Европе распустить Коминтерн. Это, конечно, чушью Сталин был не идиот и прекрасно представлял, что это такое и какова реальная цена второму фронту. И на самом деле второй фронт практически никак не помог Советскому Союзу победить фашистскую гидру.

С другой стороны, Сталин признавался в 43-м году: "Мы переоценили свои силы, когда создавали Коммунистический интернационал и думали, что сможем руководить движением во всех странах. Это была наша ошибка. Дальнейшее существование Коминтерна — это будет дискредитация идей интернационала, чего мы, соответственно, не хотим".

Конечно, роспуск Коминтерна была вызван сугубо внутренними причинами. Тем не менее, после своего самороспуска Коминтерн не ушел в небытие. На его обломках возникло много разных других организаций. Был создан Коминформ — бюро по обмену информацией, многочисленные институты, архивы, система иновещания и так далее.

Многое из этого и сегодня работает. Империя иновещания, которую сейчас Симоньян возглавляет, Russia Today, ИТАР-ТАСС — это все средства массовой информации, которые базировались на коминтерновском наследии.

Кто такие наследники Коминтерна сегодня и осмысленны ли, оправданы ли их претензии на создание Четвертого интернационала? Четвертый интернационал создал Троцкий. В 38-м году был провозглашен Четвертый интернационал, уже троцкистский. Он мыслился как оппонент Коминтерну сталинистскому, который был целиком и полностью связан с троцкистской традицией.

И сегодня есть очень много движений, организаций, которые отожествляют себя с Четвертым интернационалом или хотят себя отождествлять с ним. Это — Объединение коммунистических левых рабочих партий, которые претендуют на то, чтобы стать новым Коминтерном. И имя им тоже, увы, легион. Есть и так называемый Троцкистский интернационал, куда входят многие партии.

Есть даже троцкистские партии, которые входят в правительственные коалиции. Шри-Ланка — это единственная страна в мире, где троцкисты, можно сказать, у власти. Троцкистский интернационал — это известные Ален Кривин и Оливье Безансно, французские троцкистские организации Lutte Ouvrière, "Рабочая борьба", европейские организации ATTACK…

Есть Комитет за рабочий интернационал. Самые крупные его секции находятся в Великобритании, Ирландии, Германии и даже в России. У тоже нас есть несколько организаций, которые претендуют на то, чтобы быть секцией Комитета за рабочий интернационал. Это- тоже троцкистское образование. И так далее.

Есть и Международный комитет Четвертого интернационала — достаточно виртуальное объединение, которое претендует на то, чтобы оказаться ортодоксальным наследником троцкизма. Бюро Четвертого интернационала этого самого комитета находится в Соединенных Штатах Америки. Мне не известны какие-то крупные партии, которые бы входили в это самое бюро и комитет. Скорее, это — сетевые активисты, которые ведут достаточно подробный сайт, переводят его на 50 языков мира.

Этот сайт примерно раз в месяц посвящает мне, моей скромной персоне. Они публикуют огромную статью на сотни тысяч знаков, где написано, что Дарья Митина — это кровавая последовательница Сталина, руки которой по локоть в крови и кровь капает с клыков сотен тысяч жертв сталинизма. Это вот про меня. Судя по тому, что людям не лень каждый месяц выпускать такие тексты на сто тысяч знаков и переводить ее на 50 языков, я делаю вывод, что людям заняться, по сути дела, нечем.

Есть и настоящие, по крайней мере, более правильные последователи Интернационала, например, КПРФ и Компартия Греции — наиболее влиятельные компартии в Европе. Они неформально курируют так называемое международное совещание рабочих коммунистических партий и интернет-сеть Solidnet.

Тем не менее, с учетом того, что революционное движение сейчас находится на спаде, они тоже не могут претендовать не то что на монополию в комдвижении, а даже на отражение какой-то существенной части этого самого спектра, хотя в этот Solidnet входят традиционные коммунистические партии, связанные исторически с Коминтерном.

Наследников Коминтерна — много. Поэтому рано или поздно период спада сменится периодом подъема, когда наследники Коминтерна могут образовать, если не приближающуюся к Коминтерну по ресурсной мощи и идеологическому влиянию структуру, то по крайней мере, хотя бы нечто подобное по сути.

Моя задача, чтобы вы не думали о Коминтерне как о перевернутой странице истории — эта история живая, эта история актуальная — история сегодняшнего дня. Поэтому наша задача в эти дни, отмечая столетие Коминтерна, признать, что это было наивысшее достижение коммунистического движения и что последующие достижения его наследников всех нас ожидают в далеком или не очень далеком, возможно, и вовсе даже очень близком будущем.

С уважением и надеждой,

Дарья Митина для "Правды.Ру"

Читайте также:

Антикоминтерновский курок войны

В Москве открыт электронный архив Коминтерна

Что же мы празднуем 8 марта?

Поделиться:

Ещё по теме

Мировое наследие

Неизвестный герой хитов "Чао, бамбино, сорри" и "Кукарача"

Буккер Игорь11.12.2019 в 23:53
Мировое наследие

Секретная медицина древних инков была ценнее их золота

Буккер Игорь09.12.2019 в 23:51
Мировое наследие

Кто ответит за "свинку", или Трагический конец "детей цветов"

Буккер Игорь05.12.2019 в 15:31