РСДРП: раздрай в благородном семействе

Буккер Игорь12.02.2019 в 23:55

Ходячий миф — что многие беды большевиков начались после развенчания "культа личности" Сталина, а до того компартия представляла собой сплоченный, по выражению будущего генсека, "орден меченосцев". Историки блестяще проанализировали этот этап нашей недавней истории.

Со времен героя сказок "Тысяча и одной ночи" Гаруна-аль-Рашида, который, "себя за купца выдавая, посещал караван-сараи и, вино распивая, от пьяных узнавал обо всех изъянах" (Николай Глазков), люди приписывали любимым правителям желание ознакомиться с жизнью простого народа. Точно не известно, посещал ли базары исторический арабский халиф Харун ар-Рашид. Посещение людных мест — прерогатива политиков советского разлива.

Вот диалог между тираном и профессиональным экономистом (и не только!) Дмитрием Трофимовичем Шепиловым — возможным приемником Сталина и при этом помощником Никиты Хрущева в подготовке доклада к ХХ съезду о "культе личности" вождя.

Раскуривая очередную трубку, Сталин спросил:

— А вы бываете в магазинах, на рынке?

Я сказал, что очень редко.

— А почему?

— Да как-то все недосуг.

Сталин:

— Напрасно. Экономисту нужно там бывать. В конечном счете там отражаются все результаты нашей хозяйственной работы.

Разговор позаимствован из воспоминаний бывшего главного редактора газеты "Правды", члена-корреспондента Академии наук СССР, экс-министра иностранных дел СССР и кандидата в члены Президиума ЦК КПСС Д. Т. Шепилова "Непримкнувший".

"В отличие от Д. Т. Шепилова, И. В. Сталин после Великой Отечественной войны объезжал свою столицу, и в том числе магазины и рынки, и, по крайней мере, независимо от объективности той информации, которую ему докладывали соратники, был в курсе происходящего в Москве", — утверждает в своей новой книге "Центральный Комитет. Высшее партийное руководство от Ленина и Плеханова до Хрущева. 1890-1964 гг." кандидат исторических наук Сергей Войтиков.

Отличался Сталин от своих пресловутых сотоварищей не только как сказочный Гарун-аль-Рашид от реального халифа, не ведавшего о подлинных чаяниях бедняков. По мнению современного историка, съевшего не одну собаку на теме противостояния всех и вся в органах большевистской партии с 1917-го по 1964 год, противоборство наблюдалось не только среди вождей и представителей многочисленной оппозиции.

Насколько марксистско-ленинско-сталинская идеология цементировала органы Советской власти?

У нас часто любят вспоминать сталинское определение Компартии, "как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность". Однако для историков ясно, что дискуссии шли не только по принципиальным вопросам, вроде построения социализма в "одной, отдельно взятой стране".

По мнению работающего в архивах Сергея Войтикова, "на всех этапах партийной истории вплоть до генсековского диктата велось активное противостояние стратегических линий (принципиальное) и стоявших за ними партийных групп во главе с вождями (организационное и личностное). Личностное, впрочем, до определенной степени маскировалось дружескими — на "ты", отчасти даже фамильярными — обращениями друг к другу представителей следующих за вождем мировой революции возрастных групп революционеров: В. И. Ленина с Ю. О. Мартовым (вплоть до разрыва отношений), И. В. Сталина с Я. М. Свердловым, Н. И. Бухариным, Л. Б. Каменевым (до смерти первого и расстрела второго и третьего), Г. Е. Зиновьева и М. П. Томского, Л. Б. Каменева с А. И. Рыковым и Н. И. Бухариным (если проще — "Бухарчиком"), Я. М. Свердлова с А. И. Рыковым, Н. С. Хрущева с Г. М. Маленковым и К. Е. Ворошиловым, притом что с последним они относились к разным возрастным группам революционеров, Г. М. Маленкова и Л. П. Берии, Е. А. Фурцевой с Ф. Р. Козловым и даже годившимся ей в отцы К. Е. Ворошиловым, Л. И. Брежнева с А. И. Косыгиным и Н. В. Подгорным".

Противостояние не было прерогативой одной только Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП), а позднее партии большевиков (особенно в среде эмиграции). Раздраи случались и в других "благородных семействах": от эсеров до монархистов. Однако у них был один большой минус — не было вождей, подобных Ленину, а затем Сталину. Недаром вскоре в европейских языках появились кальки с русского слова "вождь". В Италии его назвали "дуче", в Германии — "фюрер", а в Испании — "каудильо".

Замечательно на праздновании 40-летия (21 декабря 1939 года) И. В. Сталина высказался В. М. Молотов: "Большего гиганта, человека мысли больше великого вождя, чем Ленин, я не знаю. Это гигант, великий вождь, но я должен сказать, что товарищ Сталин в некоторой части имеет преимущества перед Лениным. Ленин долгие годы был оторван от своего народа, от своей страны. Он жил в эмиграции, а товарищ Сталин все время живет и жил в народе и в стране. Это позволяет Сталину лучше знать народ, быть ближе к нему. Вот почему товарища Сталина можно по праву назвать народным вождем".

Еще один примечательный момент отмечает архивист Сергей Войтиков: "В историографии выдвинуто предположение о том, что в рамках подготовки чистки РКП(б) 1924 года…проверочные комиссии получили негласное указание исключать из партии интеллигенцию, и прежде всего — еврейскую". В последнем случае имеются в виду, видимо, не представители еврейской национальности, а конкретно выходцы из Поалей Цион и отчасти Бунда (отчасти потому, что вовсе обойтись без бывших членов Бунда, как партии, являвшейся в определенное время частью РСДРП, на данном этапе истории партии было до крайности затруднительно)".

Читайте также:

15 лет трансформаций: коммунисты отмечают юбилей

КПРФ: 20 лет успеха или деградации?

Август 1991: история России 15 лет спустя

Поделиться:

Ещё по теме

Российское наследие

Уголки России: острог, резьба и черное золото

Лосева Ирина22.04.2019 в 17:21
Российское наследие

1812 год: как и кем был спасен Петербург?

Евсеев Антон21.04.2019 в 20:20