Поляки во время балканской войны России с турками хотели воткнуть ей нож в спину. Но получился лишь пшик

Польские националисты использовали русско-турецкую войну в своих целях

1:10

Чувства поляков к России никогда не были особенно благожелательными. А если ещё шёл подогрев внутренней и внешней пропаганды, то вновь начинались крики о Великой Польше. От моря до моря. История русско-польских отношений тому пример. Бунты в русской Польше 1831 и 1863 годов нам известны. Но мало кто знает о попытках поляков раскачать ситуацию в 1876 году. Задумано было громко, но оказалось лишь "мыльным пузырём".

Польские националисты использовали русско-турецкую войну в своих целях

Англии — Крым, Турции — Кавказ, а Польше всё остальное

Мысль о новом бунте зародилась у польских эмигрантов в Турции. Тем более, что повод был весьма удачным — шла русско-турецкая война. И, по мнению поляков, им было на кого опереться в борьбе с русскими. Ведь с середины позапрошлого века поляки были желанными гостями в той же Турции. Понятно, враг моих врагов — мой друг.

К тому же, как оказалось, у поляков и турок было что-то общее в менталитете. Хотя и вековая вражда в прошлом, религиозное различие, но турки посчитали поляков большими азиатами среди европейских национальностей и даже ввели их в свой придворный круг. Один из таких "придворных" и решил воспользоваться натянутыми отношениями между Россией и Турцией. Через австрийскую Польшу была послана "команда" пропагандировать новый бунт, но только на территории русской Польши. Но здесь ещё были свежи итоги 1863 года, и новый "посол" Бенедикт Рагоза едва не поплатился своей жизнью за подстрекательские речи. Последний отправляется в Швейцарию, но и здесь его провокационная деятельность не нашла поддержки у местных поляков. А газетка антирусской направленности, которую он здесь начал выпускать, кончила жизнь на шестом номере.

Турция, отвлечённая, в свою очередь войной с Сербией, поначалу мало обращала внимание на своих поляков. Но с восшествием на престол Абдул-Гамида активность поляков возросла. Австрийский поляк из Львова, бывший инженер на турецкой службе Вацлав Володзько, через своего знакомого Болеслава Гольца, инженера из Константинополя, связывается с турецким двором. Тогдашний глава турецкого "Минобороны" Мидхат-паша посчитал, что новое восстание поляков ослабит ненавистную ему Россию. Он предложил полковнику египетских войск Артур-бею уведомить поляков, находящихся на территории Египта и Палестины, что в случае нападения на русских они получат материальную и моральную поддержку от султана.

Главным зачинщиком нового бунта стала территория австрийской Польши. Именно здесь появляется, пусть и на бумаге, "Рада генеральна" новых конфедератов. Вновь была попытка спровоцировать боевые действия на территории русской Польши. Но романисту Собовскому в Варшаве просто указали на дверь. Даже на бумаге здесь "Раду" видеть не хотели.

Не сидели сложа руки и польские эмиссары, отправившись в Западную Европу за помощью и раскачивать антирусские настроения. За помощь в восстановлении политической независимости поляки были готовы расплатиться русскими землями, которые были добыты кровью. Уже тогда Россия была обречена на раздел. Англия по документам получала Крым, финские и балтийские острова с Кронштадтом. Турции отдавали Кавказ, Швеции по старинке сулили Финляндию.

Для себя "восстановленная" Польша, кроме своих "исконных земель", которые сегодня вновь в Варшаве трактуются очень широко, претендовала на Херсонскую губернию, чтобы держать здесь свой флот! Ни много ни мало. Австрия должна была уступить полякам Галицию. Зато членам Габсбургского дома за это обещали место претендентов на польский престол.

Даже Папе пришлось отчитываться перед "пилигримами"

Но Запад не очень хотел раскошеливаться на польские проекты. Эгоистичная Англия вроде бы обещала насолить России, но скептично отнеслась к "Раде". В той же Австрии наоборот в пику конфедератам создаётся оппозиционная польская партия, которую все устраивает и влезать в новую драку, особенно с Россией, не желают. Воевать никто не хотел. Создалась комичная ситуация. Например, "Рада" не знала, что делать с сотней тысячей винтовок, которые прислали турки "конфедератам". Тем более что скрыть такое количество оружия от австрийских властей было невозможно, а людей, чтобы вооружить, попросту не было. Суда отплыли обратно и вскоре были потоплены в районе Триеста.

Когда в апреле 1877 года началась русско-турецкая война, были созданы два польских легиона, вступившие в турецкую армию. Забегая вперед, отмечу — кончили они грустно.

"Конфедераты" получили всё же традиционную поддержку от римского папы. Русские, хоть и христиане, но еретики. Папа Пий IX под влиянием кардинала Манинга дал слово при случае вступиться "за угнетённых чад римской церкви".

Был и свой пропагандист в Ватикане — английский дипломат Джон Бутлер. Для этого в Рим привезли 500 польских "пилигримов". Правда, в основном это были крестьяне, которые даже не догадывались о пропагандистских целях этого похода. Папа встретился с ними, пообещав, что "Бог отомстит за обиженных детей". Речь напечатали в разных газетах. А буклет отпечатала "Конфедерация" в количестве 36 тысяч экземпляров. Правда, "конфедераты" переврали речь папы под свои тезисы.

Даже поначалу, когда Турция имела победы на русском фронте, лидер "конфедератов", князь Адам Сапега, с большим скептицизмом относился к словам о денежном заёме. Впрочем, "конфедераты" и через парламент пытались втянуть уже и Австрию в войну против России. Была попытка организовать 6-тысячный корпус. Набрали лишь 2 тысячи. Не удалась и провокация со вторжением в Валахию. Австрийцы конфисковали оружие у поляков, а агитаторов арестовали.

Потом была Плевна, наши победы. Хотя крайние националисты на своем "тайном трибунале" в Галиции и приговорили Сапегу к смертной казни через повешение за предательство, но очередное кровопролитие польскому народу было не нужно. Они хорошо помнили, как их не раз продавала своя же шляхта.

А сам Сапега позже признавался: "Я всеми силами старался отдалить народ от возможной катастрофы".

Оставались лишь попытки надавить на Россию по дипломатическим каналам. Но на Берлинском конгрессе все были заняты своими делами, и польский "мемориал" уже никого не интересовал.

Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Кирилл Янчицкий
Кирилл Янчицкий — выпускающий редактор Правды.Ру.
Обсудить