Слабая власть — раздолье для бандитов: кто такие хунхузы

Хунхузы: бандиты в обличье борцов за правое дело

6:09

Хунхузы — члены организованных банд, действовавших в Северо-Восточном Китае (Маньчжурии), а также на прилегающих территориях российского Дальнего Востока, Кореи и Монголии во второй половине XIX и начале прошлого века. В целом — это любой преступник, промышляющий разбоем. Хотя в свое время их и пытались подвести под "борцов за народное счастье". Но "борцы", оказывается, грабили и бедное население. Было бы что взять.

Хунхузы появятся в любой стране, где слабая власть

На территории Российской империи под хунхузами подразумевались исключительно этнические китайцы, составлявшие большинство членов хунхузских бандитских группировок. Впрочем, их жертвами даже на российской территории было также в основном мирное китайское население. Позже в состав шаек входят и другие национальности, которых соперничающие банды начали использовать для сведения счетов между собой или их вербовали местные феодалы для усиления своей вооруженной свиты. Их также использовало китайское правительство для нападения совместно с регулярной армией на русскую территорию.

Обычно, узнав о притоне хунхузов, русские стражники из Заамурского округа начинали штурм сопки, где засел враг. Но, судя по беспорядочной стрельбе хунхузов и по количеству наших потерь в стрелковой цепи — стреляли китайцы плохо. Как замечали казаки, "по видимому патроны им доставались недешево и их жалеют на стрелковые упражнения". Может быть поэтому, любимый способ действий хунхузов было нападение из засады. В этом китайские хунхузы проявляли настоящую изобретательность. Хотя, этой стратегии уже миллионы лет. Осенью 1902 года при преследовании очередной банды при Кайди наши пограничники в тайге столкнулись с группой китайцев, которые затаились рядом с нашей стоянкой. Ночью они развели большой костер, на огонь которого пошли два русских казака. Выстрелами в упор они убили поручика Чижевича и вахмистра. Русский разъезд бросается в атаку, но хунхузы обычно не принимали боя. Чаще всего они бежали. Тем более, что в тайге и слон может укрыться.

По словам наших казаков, некоторые считают такие действия хунхузов трусостью. Но у них нет цели, кроме грабежа. И быть мужественным и стойким — это не тот случай. Поэтому чаще всего они избегали вступать в перестрелку с русскими. Но если вступили, старались быстрее удрать целыми и невредимыми. Правда и то, что если их затравили — "дерутся жестоко, до смерти, да и к смерти относятся шутя". Вспомните знаменитых героев Арсеньева и Дерсу Узала из одноименного фильма с участием Юрия Соломина. Даже производить в те времена топографическую съемку на границе с Китаем было небезопасно. Хунхузы также обычно не вступали в рукопашную, бежали. И нашим стражникам приходилось несладко, гоняясь за ними по сопкам. Пощады бандитам старались не давать. Враг был коварным и нередко стрелял в спину. При преследовании китайской банды разъездом 25-й донской сотни вахмистр Тарасов замахнулся на одного из них шашкой, но, увидев умоляющее о пощаде лицо китайца, проскочил мимо. И тут же получил пулю в спину.

Рэкет — далеко не американское изобретение

Практически никогда не было случаев, чтобы хунхузы выдавали своих. Неслучайно из их рядов зачастую вербовались боевики криминальных китайских триад. А дисциплина там, хорошо известно, покруче, чем у американской мафии. Ведь те же хунхузы кроме нападений на зажиточных китайцев, местных чиновников, вливались в ряды контрабандистов, исполняли роли платных убийц. И мирную жизнь предпочитали террору. В донесениях русского МВД прошлого прямо заявлялось, что хунхузы занимались поборами с местного населения, рэкетом приезжих купцов, похищениями с выкупом, были также попытки договориться о криминализации КВЖД.

Барон фон Гюйнинген-Гюне сообщал, что фирма Скидальского во Владивостоке, занимающаяся экспортом кедрового леса и владеющая здесь восемью паровыми лесопильнями, должна в будущем году уплатить хунхузам целых 20 тысяч рублей. Если же не заплатить, ее надсмотрщикам перережут глотки, как уже случилось однажды, когда дань
не была уплачена вовремя. Все проезжие купцы тоже обязаны платить дань, чтобы сберечь свои шкуры. Кто не платит, того берут в плен и предоставляют выбор — дать за себя выкуп или быть повешенным.

И все же русские правоохранительные органы успешно боролись с непрошенными гостями из-за кордона. Пойманных хунхузов наши пограничники обычно сдавали китайским властям, которые совершали над ними долгую процедуру судопроизводства с неприменными пытками. Как писали очевидцы, следствие больше напоминало средневековую инквизицию: битье бамбуковыми палками, сжимание в колодках пальцев рук и ног, поджаривание, битье ладоней рук волосяными плетками. Потом обычно была казнь.

Наши офицеры, участники русско-японской войны, говорили, что пленные китайские преступники с полным равнодушием, если даже не с презрением относились к смерти, "спокойно, без стонов, без мольбы отправлялись в "Нирванну". Правда, также отмечалось, что нередко перед казнью хунхузов опаивали ханшином. Или попросту местным кукурузовым самогоном. Может быть, поэтому им было все равно.

"Единственный раз я видел проявление чувства на лице приговоренного. Это чувство было ненавистью. Китаец, вытягивая шею перед ударом бердыша, кричал — "я не боюсь смерти, но зачем вы позволяете смотреть русским", — вспоминал местный русский казак.

Сегодня Китай стал совсем другой страной. И слова современников о том, что "так живут и умирают люди в стране, где человеческая жизнь не ценится, где смерть есть избавление от жизни" стали уже давно достоянием истории. Хотя всегда грабить мирное население проще и безопаснее, чем воевать.

Немного о ЗОЛОТЕ, СТАРАТЕЛЯХ и БАНДАХ ХУНХУЗОВ
Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Юлия Романёнок
Юлия Романëнок — выпускающий редактор Правды.Ру
Темы китай