История учит: поляки дружить не умеют

Гитлеровский фашизм лёг в Польше на благодатную почву

6:40

В последнее время польское руководство всё больше озабочено, где бы срубить бабки. У русских, немцев, украинцев или ещё чёрт знает у кого. Хотя в первую очередь репарации надо было бы потребовать у Англии и Франции, которые бросили их в 1939 году, когда на них напал Гитлер. Но времена не те, и именно в последних странах с появлением Евросоюза поляки стали осваивать профессии гастарбайтеров.

Первая проба нового польского шовинизма — Силезия

Уже в 1920–1930 годы, в годы пилсудчины, бедная страна Восточной Европы Польша уже начала применять на практике гитлеровскую тактику захвата чужих территорий при помощи своей "пятой колонны". Теперь фашиствующая шляхта всё сваливает на

  • Чехию,
  • Венгрию,
  • Германию,
  • Украину,
  • Россию

и т. д.

Весьма примечательна в этом плане история "вторжения" поляков в Чехию. И отнюдь не в годы продажи Англией и Францией Праги фашистской Германии. А намного раньше. Когда поляки посчитали себя ровней с Германией и стали строить у себя своё фашистское государство. А для этого надо было отхватить куски у соседей.

Чехия и Польша одновременно получили независимость в результате революций в России и Австро-Венгрии. Первая мировая не при чём. Поляки дрались и за австрийцев, и за русских, и за немцев. Но вот на установление границ между двумя странами пришлось более двух лет. Поляки хотели побольше, упирая на историю. Но история — вещь капризная. Сегодня вы есть, а завтра вас нет. Тогда в особенности много споров вызывала пограничная линия в горнопромышленной Силезии. Этот вопрос был окончательно решён только 28 июля 1920 года, когда Чехословакия получила бассейн Острава-Карвина в районе Яблункова. Польша смогла отхватить так называемую Тешинскую Силезию с наиболее крупными залежами угля. Помогло давление французов.

В продолжение 15 лет вопрос границ не поднимался. И внешне всё было на уровне ровных "добрососедских" отношений. Но вот в начале 1934 года Польша резко меняет свой внешнеполитический курс, пытаясь стать другом фашистской Германии. Она подписывает внешнеполитические соглашения с Гитлером и пусть устно, но посылает всех своих бывших "друзей" к чёрту. Понятно, что сразу же всплывает вопрос о принадлежности Силезии. Как обычно, первыми бросились в атаку польские СМИ. И в течение двух лет на Чехословакию идёт невиданный националистический нажим со стороны польских газет. Требование было одно — пересмотреть Тешинскую границу. И это в то время, когда "польская" Западная Украина влачила жалкое существование, бедность русинов была ниже некуда, а в поддых Варшаве уже немцы собирали свои "пятые колонны" на севере страны.

В октябре 1935 года дело дошло до того, что чешскому правительству пришлось лишить консультационных прав польского консула в Моравской Остраве Клотца за его фашиствующую речь, полную враждебных выпадов против чехословаков. Понятно, что и Варшава предприняла аналогичные действия, правда усилив их. Были высланы чешские консулы из двух польских городов — Кракова и Катовице. Союзник поляков Гитлер весьма благосклонно отнесся к фашизации тогдашнего польского правительства — "проще будет и тех и этих прибрать к рукам".

Для поляков слово "дружба" — понятие относительное

И немного истории. Хотя чаще всего историю пишут армии. Насколько были обоснованы польские претензии на чешскую часть Силезии? Имела ли под собой какую-нибудь почву националистическая кампания, развязанная по указке тогдашней Варшавы (и не были ли здесь в советниках у поляков тогдашние их лучшие друзья из фашистского Берлина)? Тем не менее Силезия, как этого ни не хотелось профашистскому режиму тогдашней Польши, входила уже более 600 лет в состав Чехии. Пусть даже и Чехия входила когда-то в состав Священной Римской империи. Но никак не в состав Польши. И как отмечали чешские политики, если Чехословакия и пошла сознательно на то, чтобы ограничиться только частью территории, на которую она имеет бесспорные исторические права, то лишь в надежде, что "эта жертва укрепит чехословацко-польскую дружбу". Но время показало, что "для поляков слово "дружба" — понятие относительное". Где можно урвать кусок, они тут как тут. Захват Гитлером Праги в 1938 году это показал, но ничему поляков так и не научил.

Надо отметить, что в 1930 году на территории чехословацкой Силезии проживало 800 тысяч человек. Из них — всего лишь 70 тысяч поляков. Так что позиция Варшавы в надежде на свою "пятую колонну" здесь была весьма шаткой. К тому же поляки пользовались в Чехии всеми благами, не отличаясь от коренного населения. В этом, кстати, их роднила и религия, которая для Варшавы всегда была орудием агрессии и колонизации. Уже в 1934 году на территории чехословацкой Силезии насчитывалась 91 школа с преподаванием на польском языке, также было несколько высших учебных заведений с польским языком. Польскому национальному меньшинству были предоставлены такие же права и возможности, как и другим национальностям в тогдашней Чехословакии. В непольской Силезии действовали чисто польские спортклубы, кооперативные организации, польские католические организации.

Что нельзя было сказать о чехах, которые проживали в фашиствующей Польше. Как отмечали сами чехословаки, польские власти всячески принижают их национальное достоинство, угнетая их, как и другие национальности. Ведя, по сути, колонизаторскую великопольскую политику. Вот и пускай козла в огород — сожрёт всю капусту. Но пройдёт всего пара лет, и немецкие фашисты покажут своим великопольским "друзьям", кто в доме хозяин.

Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *