На войне не только убивают врагов, но и охотятся за произведениями искусства

Предметы искусства всегда были в цене. И до, и после нашей эры.

"В маленькой гостиной посидел на мягком кресле и погладил шкуру белого медведя, в кабинете оторвал уголок кисеи, закрывавший картину, какую-то Сусанну со старцами, старинной работы. На мгновенье у меня мелькнула мысль взять эту и другие картины с собой. Без подрамников они заняли бы немного места. Но я не мог угадать планов высшего начальства; может быть, эту местность решено ни за что не отдавать врагу.

Что бы тогда подумал об уланах вернувшийся хозяин? Я вышел, сорвал в саду яблоко и, жуя его, поехал дальше.

А через несколько часов я увидел большое розовое зарево и узнал, что это подожгли тот самый помещичий дом, потому что он заслонял обстрел из наших окопов. Вот когда я горько пожалел о своей щепетильности относительно картин".

Это не описание сегодняшних боевых действий. Это писал русский поэт Николай Гумилёв в 1915 году, будучи кавалеристом в годы Первой мировой войны. Но он хотел сохранить картины, а другие думали иначе…

Предметы искусства всегда были в цене на любой войне

Предметы искусства всегда были в цене. И до, и после нашей эры. Захватив Афины, диктаторы Древнего Рима массово перевозили предметы греческой антики на форумы Рима. Раннее Средневековье плевалось на обнажённые статуи варваров. Зато с Эпохой Возрождения начался отсчёт военных грабежей по всему миру.

Особенно усердствовали французы во времена итальянских войн в 15-16 веках. Перевоз того же живого Леонардо да Винчи в Париж слишком дорого обошёлся французскому королю, зато десятки захваченных шедевров времён Древней Греции пополнили Лувр, а позже и Версаль.

Испанцы грабили Латинскую Америку в годы конкистадоров, европейцы вместе с рабами завозили в Амстердам и Лондон предметы африканского столетнего культа. Позже началась погоня за предметами искусства из Индии и арабских стран.

Но настоящий отсчёт грабежей военных трофеев можно смело отнести ко Второй мировой войне. Немцы здесь постарались на славу. В книге "Потерянный музей", как и в книге "Похищение Европы", много писалось о целенаправленном расхищении немцами, оккупированных ими в годы войны, европейских стран.

Разные нацистские организации яростно дрались за каждый кусок трофейного пирога. Это были и немецкие посольства, и знаток награбленного рейхслейтер Альфред Розенберг (большой спец по Восточной Европе), а также "менеджеры" по искусству от Гитлера и Геринга, которые украшали свои дома украденными произведениями искусства.

Советский Союз должен был быть вместе с населением уничтожен, а вот "ссученный" Париж решили оставить. И даже не бомбить. И за это немцы начали тотальную конфискацию французских частных коллекций произведений искусства. К тому же, послушное вишистское руководство (а по-русски, это власовское, если бы СССР проиграл) делало всё, разыскивая предметы старины на оккупированной территории. Понятно, что и само грело на этом руки.

Быстро к новым реалиям в условиях оккупации приспособились и продажные местные спекулянты произведениями искусства. Верхушка антикварной отрасли никогда не отказывалась от щедрых подачек нацистов, исправно поставляя их в особняки Германии какого-нибудь старого голландца.

Специалисты, и это тоже немаловажный факт, считают, что развитию колоссальной жажды приобретений у оккупантов способствовала и девальвация оккупированного франка. Кстати, на горбу "героев рейха" к кормушке антиквариата устремились не только немцы, но и голландцы, австрийцы и швейцарцы. Последние, вроде бы, никаким боком не шли к войне, якобы, были нейтральны. Увы, всё, что нейтрально — плохо пахнет. История доказывает.

Скифское золото Крыма как военный трофей НАТО

Понятно, что никто не задумывался о том, что купленные ими картины были взяты из разграбленного дома или отняты у расстрелянного хозяина. Трофеи нацистов к 1944 году были огромны. Тот же Розенберг вывез 333 картины из собрания Шлосса и Ротшильда. В зале "Же де Пом" генералитет смог выбрать себе картины и скульптуры по вкусу. Забавно, что модерн типа Брака, Матисса и Пикассо обычно обменивали на старых мастеров.

Кстати, за последние десятилетия в мире признают наличие более 3 тысяч "бесхозных" произведений искусства. Откуда они, кто их владельцы — предпочитают не говорить. Война, одним словом.

Американцы, как практичная нация, сразу же воспользовались проторенной дорожкой нацистской Германии. С их подачи в новое время начался грабёж исторических музеев Ирака и Сирии, а предметы старины, распроданные по дешёвке, оседали у неизвестных коллекционеров в США или поближе. А напичканным наркотиками, натасканным натовскими "политруками" исламистам было безразлично, продадут они какую-то статуэтку или взорвут её, как в Афганистане, где талибы* в горах когда-то разрушили тысячелетнего Будду.

А если ещё вспомнить и Чеченскую войну, и кровопролитие в Средней Азии — все ли произведения искусства на месте?

Москва, надо отметить, щедро делилась с региональными музеями в годы СССР. Это касается и экспозиции скифского золота, которая в течение десятилетий находилась в Крыму. Сейчас она в Голландии. Спасти нам её не удалось.

Уже в прошлом году глава региона Сергей Аксёнов обращался к Путину с просьбой помочь в рамках судебного процесса о принадлежности скифского золота, подключив к данной работе Генеральную прокуратуру. А чуть позже апелляционный суд Амстердама постановил, что древнее золото скифов принадлежит Украине и должно быть передано Киеву. Но золото не передано. И, вероятно, осядет в нелегальных коллекциях американских миллионеров, как военный трофей.

*организация, запрещённая в России

Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Алексей Ткаченко
Алексей Ткаченко — журналист, редактор новостной службы Правды.Ру