Дело трёх женщин: первый самиздат СССР

Каждая страна, обладающая государственной идеологией, как правило, вводит жёсткую цензуру в средствах массовой информации, культуре и искусстве. Советский Союз не был исключением, а многие запрещённые книги можно было прочесть только в самиздате. Первое периодическое издание появилось в стране в 1979 году благодаря трём очаровательным девушкам.

Эпоха самиздата

Читатели старшего поколения помнят времена позднего СССР, когда им или их знакомым тайно на ночь давали прочесть изданных в самиздате запрещённых к публикации "Мастера и Маргариту", "Доктора Живаго" или эссе диссидентов-философов. Обычно данные тексты были отпечатаны на пишущей машинке под копирку, сброшюрованы скоросшивателем и упакованы в картонную папку с характерными верёвочными тесёмками.

Позднее с развитием фототехники стали появляться не отпечатанные, а переснятые фотографическим способом самиздатовские книги. Отдавать такие произведения для перепечатки машинисткам было опасно. Страницы снимали на фотоплёнку, а затем распечатывали на дому. Причём за чтение, не говоря уже о распространении, самиздата во времена СССР можно было попасть за решётку.

Тем не менее литературные произведения в самиздате были популярны, а в 1979 году в стране даже появилось первое периодическое издание, печатавшееся подпольно.

Отважные женщины

Самое удивительное, что первый самиздатовский журнал был создан не мужчинами, а группой молодых девушек, озаглавивших своё творение "Женщина и Россия". Авторы издания хотели рассказать правду о жизни простой советской женщины вопреки тому образу, который рисовали официальные государственные журналы "Работница" и "Советская женщина".

Жительницы Ленинграда

  • Татьяна Мамонова,
  • Татьяна Горичева,
  • Юлия Вознесенская
  • и Наталия Малаховская

в своём самиздатовском альманахе обратили внимание на будни женщин, работавших на укладке асфальта, тяжёлых производствах на заводах и фабриках, а также о проявлении насилия в семьях, о чём государственные СМИ предпочитали не писать.

Не удивительно, что "Женщина и Россия" получил широкое распространение, хотя и был напечатан самиздатовским способом. Как впоследствии установило следствие, четыре копии первого номера журнала под копирку отпечатала Наталия Малаховская, а ещё шесть экземпляров — Татьяна Мамонова.

Получившиеся десять номеров журнала прошили нитками и отправили в "свободное плавание". Издание передавали из рук в руки. Общественный резонанс был настолько велик, что один из номеров каким-то образом оказался за границей. Западные издательства с удовольствием печатавшие антисоветскую прессу тут же издали "Женщину и Россию" типографским способом. Издание вышло на французском, японском, португальском и ещё ряде других европейских языков, а его создательницы стали предметом розыска всесильного КГБ.

Под колпаком спецслужб

Обнаружили возмутительниц спокойствия достаточно быстро. Одна из авторов опрометчиво рассказала об участии в издании журнала во время исповеди священнику. Напрасно. Ещё со времён Петра I ряд священнослужителей докладывал о неблагонадёжных прихожанах властям. От священника работники КГБ узнали имена тех, кто пишет и производит крамольное самиздатовское издание.

В декабре 1979 года девушек вызвали в КГБ, но не посадили, а лишь провели профилактическую беседу. Во избежание неприятностей С. Соколовой, Ю. Вознесенской и Т. Мамоновой настоятельно рекомендовали прекратить заниматься противоправной деятельностью. Но вместо того, чтобы прислушаться к данному совету девушки решили усилить конспирацию. Издание переименовали из "Женщина и Россия" в "Марию", после чего работа была продолжена.

Однако сотрудники советских спецслужб своё дело знали хорошо. Номер "Марии" был изъят во время обыска в квартире Юлии Вознесенской в Ленинграде. Приближалась Олимпиада, и работа по блокировке диссидентского движения была существенно усилена. В то же время власти понимали, что арест женщин, чьё самиздатовское издание широко известно за рубежом, может вызвать ненужную шумиху. Решение проблемы оказалось простым. Членов редакции самиздатовского журнала собрали вместе и 20 июля 1980 года выслали из Советского Союза в Вену.

Диссидент и космонавт

Едва борцы за права женщин в СССР пересекли границу, как внимание к их персонам тут же угасло.

Достаточно интересный казус произошёл с Наталией Малаховской, которую пригласили принять участие во Всемирном конгрессе женщин в Копенгагене. Женщина прибыла на открытие мероприятия, однако в здание её… не пустили. Оказалось, что Наталии Малаховской не выдали пригласительного билета, а СССР на конгрессе представляла первая женщина космонавт Валентина Терешкова. Диссидентку в зале никто видеть не хотел. Расстроенная Наталия Малаховская соорудила из простыни самодельный плакат, на котором написала, что выслана из СССР за феминистскую деятельность, встав у здания, где проходил Всемирный конгресс женщин. Организаторам мероприятия не оставалось ничего другого, как извиниться перед Наталией Малаховской.

На этом кратковременный триумф издателей первого советского самиздатовского журнала закончился. Девушки из подпольной редакции долго не могли получить в Европе и США статус беженца, перебиваясь небольшими случайными заработками.

Юрий Кублановский: Противник СССР, патриот России
Темы ссср