Не просто "ребрендинг": как Русь превратилась из княжества в царство

25 января 1547 года по новому стилю митрополит Московский Макарий впервые в истории России венчал на царство Государя и Великого Князя Ивана IV Васильевича, позже названного "Грозным".

Иван Грозный
Иван Грозный

Можно ли относиться к сути этого события, как к обычному "ребрендингу", исходя из современной терминологии? На самом деле между тем, что произошло 475 лет назад в Москве, и чисто "техническим" переименованием, условно говоря, "ООО "Рога и копыта" в "АОЗТ "Копыта и рога" — колоссальная разница.

Политика внешняя и внутренняя

Начиная уже с чисто "материальных" (точнее — территориальных) оснований рассматриваемой терминологической новации. В самом деле, после объединения Москвой в XIV-XVI веках большинства ранее самостоятельных княжеств Северо-Восточной Руси, присоединения огромных земель Великого Новгорода, размер Великого Княжества Московского во много раз превысил таковой у любого европейского королевства — и даже отдельных империй, вроде Германской. А уж сравнивать российские просторы с теми же "карликовыми" немецкими княжествами — просто смешно.

Между тем, титул "великий князь" в европейском понимании обозначал, в лучшем случае, наследника престола. А чаще был всего лишь эквивалентом более обычного для европейских феодальных порядков герцога — обычно являющегося вассалом того или иного короля. Русь же, после того как дед Ивана Грозного Иван III сверг ордынское иго, стала уже полностью независимым государством.

Соответственно, продолжение практики подписывания посланий московских властителей к европейским государям титулом всего лишь "князя", пусть даже и "Великого", превратилось в необъяснимую скромность, граничащую с самоуничижением — что в международной политике считается отнюдь не самой сильной стороной того или иного лидера.

Ещё большее значение официальное наименование Руси "царством", а её главы — царём, имело для внутренней политики. В некотором смысле можно сказать, что над титулом "Великий Князь" довлело своего рода "историческое проклятие" — связанное с тем, во что превратилось это звание в эпоху феодальной раздробленности Киевской Руси. Когда мало того, что этот самый якобы "великий" властитель, сидевший в Киеве, не имел практически никакой власти над другими "просто князьями" — так ещё и почти любой из последних спал и видел себя на "киевском столе".

Пикантный (и в тоже время трагичный) факт — только за неполные 40 лет, с 1169 по 1207 год, в Киеве сменилось целых 27 Великих князей! Многие из них правили по несколько раз, как некий Рюрик Ростиславович из Чернигова — он становился "зиц-председателем" 7 раз! Порой, правда, пребывая на вожделенном престоле всего по несколько дней — пока его не вышибал оттуда более удачливый конкурент.

По большому счёту, одна из фундаментальнейших причин, почему Москва сумела покончить с упадком времён Киевской Руси и стать могучей державой, как раз и заключается в том, что московские князья смогли покончить с порочной (чтобы не сказать — позорной) практикой регулярной "ротации" многочисленного княжеского населения на троне Великого Князя — оставив эту привилегию лишь за прямыми потомками правящей династии.

Но ситуация вокруг высшей власти в государстве оставалась ещё несколько напряжённой. Поскольку знатные княжеские роды очень гордись, что они "такие же Рюриковичи, как и Великий Князь" — и никак не хотели забыть "феодальной вольницы" с борьбой за великокняжеский титул времён Киевской Руси. Собственно говоря, даже появление в Московской державе царей полностью эту проблему не решило — достаточно вспомнить очень кровавую борьбу за власть в Смутное время, и чуть менее кровавые дворцовые перевороты XVIII века.

Сакральный смысл

Иван IV Грозный
Иван IV Грозный

Немаловажным моментом, действующим, как говорится, "на подсознательном уровне", были и некоторые вероучительные тексты — в частности, довольно часто употребляющийся при богослужениях псалом 145, с его словами:

"Не надейтесь на князи, на сыны человечестии — в них же несть спасения!"

То есть, внимая пению этого псалма, даже самые верноподданные граждане узнавали, что, конечно, князья (в том числе — и Великий Князь) — это, конечно, важно, но особо надеяться на них не стоит. А вот с "царством" и "царями" дело совсем другое — ведь сам Бог именуется "Царём Небесным" — а Царство Небесное является синонимом рая. Так что, превращаясь из Великого Князя в царя, Иван IV приобретал ещё и важную сакральную окраску (и тем самым — дополнительную мощную поддержку) своей власти.

Особенно это стало очевидно спустя чуть меньше 20 лет — когда царю достаточно было уехать из Москвы в Коломенское, устроив этакую показательную "квази-отставку" — и спустя несколько недель перепуганные сограждане (и даже всегда охочая до заговоров знать) сами буквально приползли на коленях просить его "вернуться на царство". Даже согласившись для этого на введение "опричнины" — которое выдвинул Иоанн Васильевич в качестве условия своего возвращения.

Смог ли бы он провести такую блестящую операцию, будучи в статусе всего лишь Великого Князя? Сложно сказать, конечно — но, думается, шансы на её успех были бы однозначно меньше…

И, наконец, официальное превращение Московской державы из Великого Княжества в полноценное царство стало "последним кирпичиком" в теорию псковского инока Филофея — о "Москве — третьем Риме, наследнике двух "павших первых Римов", единственном православном царстве и хранителе православной веры в мире.

Последнее дало стране, пожалуй, побольше, чем многие тогдашние и последующие экономические и военные успехи. Ведь эта идея стала воистину "мессианской" — дав России и её гражданам духовную основу и стимул для великих свершений в мировом масштабе.

Так что венчание на царство, состоявшееся 475 лет назад, однозначно стало очень важным событием в отечественной истории, во многом определяющим её содержание и по нынешний день.

Что сделал из России Иван Грозный
Автор Юрий Носовский
Юрий Носовский — журналист, внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Людмила Черткова
Людмила Черткова — журналист, обозреватель, редактор, корреспондент новостной службы Правды.Ру.