Английский клуб: только для избранных

Во многих литературных произведениях прошлых столетий упоминается Английский клуб. Название известное, но что мы на самом деле знаем о нём? И почему он носил название Английского, если находился в России? На самом деле это элитное сообщество имеет очень давнюю историю, и, возможно, она ещё не завершилась.

Лондон
Лондон

Собрание на Галерной

Первый в России Английский клуб был открыт в 1770 году на Галерной улице в Санкт-Петербурге. Сначала английские коммерсанты, которые вели в северной столице свои дела, несколько раз в неделю собирались в гостинице, хозяином которой был голландец Корнелий Гардинер. После закрытия гостиницы голландский фабрикант Франц Гардинер предложил учредить собственный клуб. Его основателями стали 50 иностранных торговцев и предпринимателей, избравших своим девизом латинскую фразу Concordia et laetitia ("Согласие и веселье").

Клуб носил название Английского собрания и изначально предназначался лишь для иностранцев. Однако постепенно в него стали принимать и наших соотечественников. Количество участников было ограничено: принимали туда только по рекомендации и путём тайного голосования за каждую кандидатуру. Если голосованием нового члена не утверждали, он пожизненно терял право на вступление.

Основным украшением клуба являлась английская кухня (там работали лучшие повара, выписанные с берегов туманного Альбиона), а гости развлекались по большей части картёжными играми. Количество членов быстро росло — к концу 1771 года их насчитывалось уже 260, а к 1780 году желающих вступить в сообщество стало столько, что пришлось ограничить число участников цифрой 300.

Московский вариант

Интерьеры Московского Английского клуба после реставрации
Интерьеры Московского Английского клуба после реставрации

В Москве Английский клуб открылся в 1772 году. Заметьте, что это был вовсе не филиал петербургского сообщества, а совершенно автономная организация, хотя во многом и копировавшая принципы своего северного собрата. Общество именовалось "Московским Английским клубом", тут же были учреждены особые "Правила", под которыми поставили свои подписи князь Сергей Гагарин, граф Иван Орлов, граф Дмитрий Хвостов, поэт Юрий Нелединский-Мелецкий, офицер и переводчик Яков Чаадаев, а также известный художник Фёдор Рокотов.

Несколько раз клуб закрывался и был вынужден переезжать с места на место. Последний его московский адрес — дворец графов Разумовских (нынешний дом № 21 по Тверской улице). Кстати, считается, что в нём проводили свои тайные собрания масоны. Сегодня там расположен Музей Современной истории России.

Цвет общества

Если кого-то принимали в члены Английского клуба, его социальный статус сразу резко возрастал. Отныне он считался в свете важной персоной. Среди участников обоих клубов — московского и петербургского — были дворяне, чиновники, купцы, финансисты, представители творческой интеллигенции.

В разное время в клубе состояли Е. А. Баратынский, П. Я. Чаадаев, Н. М. Карамзин, А. С. Пушкин, В. А. Жуковский, И. А. Крылов, Л. Н. Толстой, Н. А. Некрасов, Н. В. Гоголь, М. С. Щепкин, В. И. Немирович-Данченко. Почётными членами являлись М. И. Кутузов, П. И. Багратион, А. П. Ермолов, Д. В. Давыдов.

Участникам приходилось платить солидные членские взносы. Неплательщиков на время исключали из числа клубных завсегдатаев, а имена их писались мелом на специальной чёрной доске. Если член клуба не платил взносов в течение длительного времени, то он терял право на членство.

Интересно, что женщин в клуб не допускали даже в качестве прислуги. Исключением являлись лишь некоторые торжественные мероприятия, на которых дамы сопровождали мужчин. Вероятно, такие строгости объясняются тем, что всё-таки организация имела отношение к масонству.

Возрождённая традиция

После перестройки стали делаться попытки возродить исторические клубные традиции. Так, в 1996 году в Москве вновь открылся Английский клуб, почётным старшиной которого был избран тогдашний мэр Юрий Лужков. В 1998 году возобновил свою деятельность Английский клуб в Санкт-Петербурге.

Собственные Английские клубы открылись в Архангельске, Керчи, Одессе, Кишиневе. Но они не имели такой славы и успеха, как их столичные предшественники.

Как российская элита имитирует патриотизм?