Где в России находятся "воровские" города: не там, где вы думаете

По сложившейся традиции многие населённые пункты нашей страны имеют второе, народное название, обусловленное профессиональной принадлежностью его жителей. В советские годы Иваново называли городом ткачих, столицей металлургов считался Липецк, а центром учёных-атомщиков была Дубна. В то же время на протяжении нескольких веков в России существовали так называемые "воровские города", получившие столь необычное прозвище в годы Смутного времени.

Одесса, вокзал
Одесса, вокзал

Крадун вору не товарищ

Читатель, заставший годы советской власти, без труда назовёт две криминальные столицы СССР, которыми по праву считались "Одесса-мама" и "Ростов-папа" (Ростов-на-Дону). Однако к "воровским городам" они не имели ровным счётом никакого отношения. Дело в том, что на Руси испокон веков грабители и бандиты назывались татями, а преступники, залезающие в чужой карман — крадунами. В то же время ворами считались государственные преступники, изменившие своей стране или правителю. Как правило, так называли бояр, стрельцов и казаков, перешедших под власть одного из самозванцев в годы Смутного времени. Соответственно, города и крепости, вставшие на сторону поляков, также получили прозвище воровских.

Данная тенденция нашла своё отражение в многочисленных пословицах и поговорках, включённых в толковый словарь В. И. Даля. Часть из них сохранилась до наших дней:

  • "Ливны — всем ворам дивны";
  • "В Орле что ни двор, то вор";
  • "Кромы — ворам хоромы".

По данным историков, к "воровским городам" в годы Смутного времени относили: Мценск, Кромы, Орёл, Елец, Ливны и Новосиль. В частности, в Кромах Лжедмитрий I собирал силы для похода на Москву, а Орёл и Карачев сами открыли завоевателю ворота.

Елец — всем ворам отец

Крепость
Крепость

В то же время на карте России существует город, получивший звание "воровского" ещё во времена правления Бориса Годунова. Как утверждал в своих работах известный историк, специалист по тайным обществам мира Андрей Синельников, главным "воровским городом" в средневековой Руси считался Елец. При этом сложилась парадоксальная ситуация, когда в городе, чьё население больше чем наполовину состояло из людей, ранее преступивших закон, уровень преступности был самым низким в стране.

По словам исследователя, подобная ситуация сложилась благодаря расположению Ельца на пути орд крымских татар и других кочевников, регулярно совершавших набеги на Русское царство. Совершенно логично, что гарнизон Ельца постоянно нуждался в пополнении личным составом. Тем не менее, поскольку большого количества желающих переезжать жить в столь опасное место не наблюдалось, в 1597 году Борис Годунов издал указ, запрещавший арестовывать беглых крестьян и разыскиваемых разбойников в том случае, если они успели самостоятельно добраться до Ельца. При этом данная амнистия распространялась лишь на тех государственных и уголовных преступников, кто добровольно соглашался участвовать в обороне города.

Не удивительно, что со всех уголков страны в Елец потянулся преступный элемент. В своей массе это были люди, прекрасно владевшие оружием, впоследствии великолепно себя проявившие в отражении набегов степняков. В то же время своё прежнее преступное ремесло в кругу себе подобных перед лицом смертельной опасности новые жители Ельца сразу забывали.

Иван Грозный: безумный тиран или спаситель Руси?