Адольф Эффенди: как фюрер относился к исламу

Очередное обострение конфликта между Израилем и Палестиной придало новый толчок холивару в социальных сетях. Рядовые пользователи и публичные персоны демонстрируют взаимную ненависть. Одни посылают проклятия в адрес ислама, другие воспевают Шоа. Всплыла информация о приверженности к мусульманской религии Адольфа Гитлера. В некоторых случаях сообщения колеблются от непроизвольного искажения до откровенных фейков.

На днях пакистанская модель, актриса и телеведущая Вина Малик (Veena Malik) в своем Twitter процитировала приписываемую фюреру фразу с прославлением холокоста: "Я бы убил всех евреев, но сохранил бы жизнь некоторым, чтобы показать, почему я их убил".

Впервые данная цитата на немецком языке вместе с портретом Гитлера была растиражирована на Facebook летом 2014 года. Многие пользователи соцсети хвалили Гитлера за мудрое решение. Суд австрийского Зальцбурга приговорил к одному году условно виновника размещения поста 30-летнего мужчину, который также должен посетить мемориал концлагеря.

На некоторых зарубежных сайтах утверждается, что нет документальных доказательств, что распространенные в Сети слова принадлежат Гитлеру. Тут трудно возражать, как искать черную кошку в темной комнате. Однако отношение Гитлера к исламу зафиксировано в мемуарной литературе.

Взгляды Гитлера на ислам

На страницах своих воспоминаний рейхсминистр вооружения и военного производства Альберт Шпеер, бывший личным архитектором фюрера, писал, что Гитлер высоко ценил ислам и сожалел о том, что немцы не стали приверженцами Мухаммеда: "В том и беда, что мы исповедуем не ту религию… Магометанская вера подошла бы нам куда больше, чем христианство с его тряпичной терпимостью".

Майордомом Франкского государства Карлом Мартеллом вождь германских нацистов был недоволен не потому, что этот дед Карла Великого усмирил германские племена, а по причине того, что в ожесточенной битве при Пуатье франки при поддержке ломбардских, саксонских и фризских воинов в 732 году остановили продвижение сил Омейядского халифата.

Арабам пришлось не только отказаться от завоевания Галлии, но и приостановить дальнейшую экспансию в Европу. Не исключено, что свое латинское прозвище Martellus — "Молот" — основатель династии Каролингов получил в честь Иуды Маккавея ("Молотобойца") — вождя восстания иудеев против ига державы Селевкидов.

"Если бы Карл Мартелл проиграл, мы все, вероятно, были бы обращены в магометанскую веру, культ, прославляющий героизм и открывающий дорогу в небеса лишь смелым воинам. Тогда народы германской расы завоевали бы весь мир", — говорил Гитлер, указывая, что "завоеватели-арабы из-за своей расовой неполноценности в долгосрочном периоде не смогли бы освоиться в суровом климате и условиях [Европы]. Они не справились бы с более энергичным местным населением, и в конечном итоге во главе магометанской империи стояли бы не арабы, а исламизированные германцы".

В военные годы, подвергая критике Римско-католическую церковь, фюрер приводил в пример ислам. Часть крымских татар, видевших в нем своего избавителя, платила благодарностью и величала Гитлера "Адольф Эффенди".

Истоки воззрений фюрера

О широком распространении в 19-м веке антисемитизма, особенно среди интеллектуалов Германии, большинство современных людей неплохо осведомлены. Другое дело — отношение к самой молодой мировой религии. Иудаизм подвергался критике со стороны Артура Шопенгауэра и находившегося под влиянием его философских идей композитора Рихарда Вагнера. Поклонник буддизма Шопенгауэр называл ислам "отвратительным учением". Христианству и брахманизму немецкий философ противопоставлял оптимистический иудаизм и его порождение — ислам.

А вот другая величина — мыслитель планетарного размаха — Фридрих Ницше не просто не слыл антисемитом, но высоко ценил евреев "как самую чистую расу в Европе".

Ницше принадлежит следующее откровение: "Мыслитель, на совести которого лежит будущее Европы, при всех планах, которые он составляет себе относительно этого будущего, будет считаться с евреями — и с русскими, — как с наиболее надежными и вероятными факторами в великой игре и борьбе сил".

Не особенно лестно отзываясь о своих соотечественниках немцах, Ницше прозревал будущее в сращении немецкой и славянской расы, безо всякого американизма! Некоторые исследователи видят в упомянутых личностях своего рода предшественников национал-социализма, но, видимо, его идеологи заимствовали лишь соответствующее их собственному мировоззрению. Интересно, как Ницше противопоставлял христианству ислам.

Адольф Гитлер вполне разделял следующее признание Фридриха Ницше: "Не может быть выбора между исламом и христианством, так же как между арабом и иудеем. Решение дано, и никто не волен выбирать. Или мы чандала, или не чандала… "Война с Римом на ножах! Мир, дружба с исламом": так чувствовал, так поступал тот великий свободный дух, гений среди немецких императоров, Фридрих Второй".

Произведение, из которого взяты эта и все последующие цитаты, в русском переводе имеет два варианта названия: "Антихристианин" и, более точный, "Антихрист".

В одной из своих последних книг Ницше поднимает зеленое знамя Пророка: "Если ислам презирает христианство, то он тысячу раз прав: предпосылка ислама — мужчины…"

И напоследок отсылка к сетованиям фюрера о победе христианства над исламом на Пиренеях в интерпретации философа.

"Христианство погубило жатву античной культуры, позднее оно погубило жатву культуры ислама. Чудный мавританский культурный мир Испании, в сущности более нам родственный, более говорящий нашим чувствам и вкусу, чем Рим и Греция, был растоптан (я не говорю, какими ногами)", — отмечал Ницше.

Политические и военные расчеты

Одной из причин симпатии нацистской верхушки к тюркским и мусульманским народам было желание втянуть в войну Турцию. В сентябре 1941 года, с целью "прояснить позицию Германии относительно требований пантюркистов", в Берлин прибыл один из лидеров этого движения, генерал-лейтенант Нури-паша Киллигиль (Nuri Killigil или Nuri Paşa).

С 11 по 25 сентября он провел переговоры с заместителем руководителя политического отдела министерства иностранных дел Третьего рейха Эрнстом Вёрманом (Ernst Woermann). Результатом чего было принято решение создать в Берлине специальный комитет для распространения идей пантюркизма, "в частности, среди военнопленных-тюрков и мусульман с целью их использования для агитации на советской территории и образования из них воинских частей".

В том же году в Анкаре Нури-паша установил контакт с германским послом в Турции Францем фон Папеном (Franz von Papen), чтобы заручиться поддержкой пантюркистского дела. С его помощью из военнопленных тюркских национальностей был сформировал эсэсовский Туркестанский легион (Turkistanische Legion).

В ноябре 1944 года Генрих Гиммлер вместе с великим муфтием Иерусалима Мохаммадом Амином аль-Хусейни создали в Дрездене первую школу для военных имамов. Эта школа существовала под эгидой СС для обслуживания немцев-мусульман.

Ранее, в январе 1944 года, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, принимая группу мусульманских офицеров из Боснии на силезском военном полигоне, сказал: "У нас общие цели. Нет более прочной основы для сосуществования, чем общие цели и идеалы. У Германии не было ни малейших трений с исламом вот уже 200 лет".

Спустя несколько дней выступая на митинге перед функционерами "Управления расовой политикой НСДАП", тот же Гиммлер произнес: "Должен сказать, я ничего не имею против ислама. Потому что в этом подразделении он обучает для меня своих людей и обещает им рай, если они сражались и пали в битвах. Полезная и симпатичная религия для солдат".

41-летний немецкий историк и публицист, профессор кафедры международной истории Лондонской школы экономики Давид Мотадель (David Motadel), автор нескольких книг об отношении к исламу нацистских бонз и фюрера, полагает, что в Третьем рейхе систематически рекрутировали мусульман, но в этом скорее сказывались "военные расчеты", чем идеологические предпочтения.

Точными данными о количестве мусульман в рядах вермахта и эсэсовских частей историки не располагают. По оценке Мотаделя, их численность могла приближаться к 300 тысячам. Солдаты-мусульмане считались эффективными и жестокими бойцами, за исключением арабов, которых рассматривали как неблагонадежных.

В Государственном архиве Республики Крым есть такой документ: "Участники партизанского движения в Крыму были живыми свидетелями расправ татар-добровольцев и их хозяев над захваченными больными и ранеными партизанами (убийства, сжигание больных и раненых). В ряде случаев татары были беспощаднее и профессиональнее палачей-фашистов".

Справедливости ради отметим, что в партизанских отрядах среди командиров и комиссаров, а также рядовых бойцов находилось более тысячи крымских татар.

Одним из первых законов нацистского режима в 1933 году стал Reichstierschutzgesetz — Имперский закон о защите животных, который был направлен против еврейского обычая кошерного убоя скота. В 1941 году этот запрет был снят, чтобы разрешить воевавшим в вермахте и СС мусульманам употреблять халяль.

Несмотря на преклонение Гитлера перед исламом и пророком Мухаммедом, несмотря на готовность нацистов сотрудничать с коллаборационистами, Гитлер, Гиммлер и прочие высокопоставленные руководители НСДАП до войны публично отзывались о турках, индийцах и арабах как низшей расе.

Гитлер любил ислам?
Редактор: Ирина Гусакова