Тайны и мифы Русского императорского дома

Чем миф был изначально? Почему и сейчас миф — не всегда плохо? Почему пророчества монаха Авеля про Николая Второго — поздняя выдумка, основанная на особенностях его характера? На все эти и многие другие вопросы Инны Новиковой ответил директор канцелярии императорского Дома Романовых, историк Александр Закатов.

Читайте начало интервью:

Мифы о Николае II. Как было на самом деле?

Гипотеза — двигатель науки. Как появилась история

Как и зачем фальсифицируется история

Константинов дар — папская фальшивка

— Александр Николаевич, вы сказали, когда речь идет о каких-то предсказаниях, туманных пророчествах, надо изучить, насколько аутентичен текст. Проверить его и изобличить фальшивку обычно достаточно просто. В пример вы привели так называемый Константинов дар.

Документ, которым император Константин якобы предоставил Римскому Папе власть над всем Западом, оказался подделкой. Много ли других фальсификаций есть в церковной истории и связанных со всякой мистикой, предсказаниями, тайнами?

— Не больше, чем в общей истории. Есть прекрасная школа церковных историков. Ведь в Церкви — не только какие-то темные старушки, которые верят каждому слуху, и старушки бывают более здравомыслящие, чем какие-то суеверные люди.

Конечно, церковные историки внимательно изучали все эти тексты, когда это ещё только развивалось — в XVIII, XIX веке. И сейчас эта работа продолжается.

Современные мифы о Николае Втором

Про пророчество всяких старцев есть много слухов, но обычно никто не видел никаких даже поздних списков. Например, что якобы было написано монахом Авелем про царскую семью, а потом Николай Второй это прочитал, скорей всего, всё-таки какие-то мифы.

Он родился в день памяти библейского праведника Иова Многострадального и порой делился со своими близкими мыслями, что его, может быть, ждет такая же печальная судьба. У него действительно было некое предчувствие беды и горя.

Это встречается во многих свидетельствах, и нет оснований этому не верить. Но то, что он точно знал, что его расстреляют в 1918 году, в этом я бы позволил себе усомниться. В тех же свидетельствах ни о каких пророчествах и деталях не упоминается.

Так же есть миф, якобы Распутин предсказал, что будет Революция, потом — расстрел семьи и так далее. Но я никогда ничего подобного, написанного им или кем-то ещё до свершения этих событий, не видел. Все эти легенды появились уже позднее.

Я видел ряд писем Распутина. Они написаны корявым почерком с грамматическими ошибками. Он был простым человеком. На народном языке написаны его различные советы, просьбы, какие-то слова утешения. Каких-то пророчеств в них я не заметил.

Миф — это круто

Всегда лучше очень критически относиться к подобного рода мифам. Миф вообще-то — неплохо. Мы к ним привыкли, относимся как к сказкам. Мы говорим, что миф — это как бы всегда обман.

Хотя в древности мифология была более высоким жанром, чем эпос. Сейчас мы употребляем слово "эпический", означая что-то такое грандиозное, связанное с народной историей. Эпос, эпический — это положительное явление.

А миф, мифологический, мифологизированный для нас — это как будто обман. На самом деле в древности на греческом языке "мифос" и "эпос" — это "слово" и "повествование". Очень близкие по смыслу и сути жанры, но совершенно разных порядков.

Миф был священным, сакральным знанием, а эпос — профанным, бытовым, что рассказывают друг другу просто люди о своей жизни. Даже рассказ о политических событиях — что-то приземленное. А миф — это возвышеное, соединяет людей с высшим миром, с историческим промыслом.

Яркие личности становятся собирательными образами

Вокруг ярких личностей формируется мифология, иногда они становятся какими-то собирательными персонажами, им приписывается и то, что делали другие люди, но просто это совпадает с их образом.

Например, есть рассказ о рядовом Орешкине, такой исторический анекдот. Рядовой Орешкин напился в кабаке, стал там сквернословить и скандалить. Кабачник ему сказал, что как же ты так можешь, ведь здесь висит государев портрет.

А Орешкин говорит, что плевал я на вашего государя. Это донесли, его схватили. Вроде бы — пьяная болтовня, но преступление страшное — оскорбление Величества. И за это — как минимум — каторга.

Дошло до императора. Он велел отпустить его и передать ему, что я на него тоже плевал. Это показывает некоторую трагикомичность ситуации, великодушие государя и его чувство юмора.

Но какой государь это сделал? Я слышал несколько вариантов:

  • про Александра III (вроде бы это похоже на его характер, поэтому, если имел место такой случай, скорее всего, это было при нем);
  • но также это приписывалось Николаю I;
  • и даже Петру Великому.

Это — только то, что я лично слышал. Видимо, есть и другие варианты. Когда речь идет о каком-то сильном и волевом монархе, но в то же время великодушном и способном на шутку, то к нему приклеивается какая-то история.

Это — именно миф. Миф носит вневременной характер. Здесь самое главное не то, кто в нем участвовал и когда, а суть этого события. Дескать, этот великий человек может так поступить. Это показывает характер человека, время, нравы и так далее.