Невозвращенцы Петра Великого — офшор милее западной "свободы"

Буккер Игорь01.12.2019 в 15:34

Словом "невозвращенец" в советские времена называли не тех, кого выдавливали из СССР излишне ретивые чиновники, а лишь тех, кто по своей собственной глупости предпочитал родное "болото", тухлой зарубежной луже. Перед вами без всякого морализаторства история одного из первых дипломатов-невозвращенцев из пределов любезного Отечества.

Разглагольствования о "социальных лифтах", например, при императоре Петре Великом и генералиссимусе Сталине имеют место быть с некоторыми поправками. Скорее найдёт оправдание известная поговорка: "Коня загонит нищий, сев верхом".

Сын неродовитого стольника и несведущий в государственных делах толковый переводчик немецкого и латинского языков Авраам Павлович Веселовский никогда бы не попал в Посольскую канцелярию с сумасшедшим для того времени окладом в двести рублей, если бы не протекция самого Алексашки Меншикова. Того самого торговавшего пирожками подростка, который вырос в царского любимчика и расхитителя государственной казны.

Фаворит Петра выхлопотал для посольского толмача А. П. Веселовского должность главы российского представительства в столице Священной Римской империи. На такой пост в Вене могли претендовать либо представители аристократических родов, либо отпрыски старинных или близких к царскому дому фамилий. Среди прочих дипломатических дел, 30-летнему Аврааму Павловичу приходилось разыскивать для Петра I книгу о Юлии Цезаре и пытавшегося улизнуть царевича Алексея Петровича, торговаться о цене за парадную карету для своего покровителя Меншикова.

В феврале 1719 года Веселовскому, в качестве ответного шага на высылку резидента Дунайской монархии Отто Плеера, было предписано покинуть августейший двор в Вене. Отстранённый от должности дипломат обязан был вернуться в Россию, но, по предписанию, сначала прибыл в Берлин, где имел беседу с русским послом графом Александром Головкиным и нанёс визит тайному советнику П. А. Толстому. На пути в Санкт-Петербург Веселовский таинственно исчез…

Русскому послу в Голландии князю Борису Ивановичу Куракину из столицы предписывалось "поймать и за арест отдать, оковав, за караулом прислать" Авраама Веселовского. Помимо дипломатов, установить местопребывание и арестовать беглеца должны были безработные офицеры, собранные под командой русского военного агента при австрийской армии князя Юрия Ивановича Гагарина. В случае невозможности поимки, беглеца следовало прикончить на месте.

Сначала гагаринские сыщики напали на след Авраама, скрывавшегося под кличкой "кавалер Фрелих". Пётр Великий распорядился придать делу законный характер и обязал в случае заключения Веселовского под стражу потребовать его выдачи якобы за неуплату крупного долга. Неожиданно какой-то доброхот предупредил Авраама и тот благополучно скрылся от царских ищеек.

За нерадивого беглеца пострадали его невинные братья. В апреле 1720 года начальник Иностранной экспедиции, дипломат с 13-летним стажем Исак Веселовский был определён в Берг-Мануфактур-коллегию "для переводу книг исторических и политических". Лондонский резидент Фёдор Веселовский, не желая отдуваться за брата Авраама, предпочёл эмигрировать. Бедолага не прижился за границей и пытался вернуться на родину.

Весной 1728 г. князь Меншиков был сослан в Сибирь. Наложенный на наличность и драгоценности несостоявшегося тестя Петра II арест показал, что львиная доля всего состояния светлейшего успела осесть в европейских банках. Доверенным лицом князя Меншикова за рубежом был сгинувший Авраам Павлович Веселовский.

Поделиться:

Ещё по теме

Российское наследие

Как Бенкендорф положил конец карьере "длинного Фирса"

Буккер Игорь02.12.2019 в 14:59
Российское наследие

Пижама для пингвина, или Куда затянет Запад?

Буккер Игорь16.11.2019 в 23:55
Российское наследие

О чем умолчал "мохнатый шмель"?

Буккер Игорь08.11.2019 в 13:37