Императрица Елизавета: жизнь в тени

Буккер Игорь12.10.2019 в 23:44

"Кавалергарды, век недолог, и потому так сладок он". (Булат Окуджава)

"И долго в плену обнимающих ручек барахтался неотразимый поручик" (Михаил Светлов)

Судьба штабс-ротмистра Кавалергардского полка Алексея Яковлевича Охотникова подтверждает строчки обоих советских поэтов. За отпущенные ему 25 лет жизни, влюблённый во фрейлину императрицы, Наталью Загряжскую (будущую мать Натальи Гончаровой и тёщу Пушкина) Охотников был тайным возлюбленным супруги императора Александра I и возможно отцом её второй дочери — великой княжны Елизаветы Александровны. Император Александр Павлович великодушно признал ребёнка своим, но радовался, что это девочка.

Бумаги покойной императрицы Елизаветы Алексеевны были сожжены Николаем I и его женой Александрой Фёдоровной. Письма любовников произвели на урождённую принцессу Прусскую столь сильное впечатление, что она процитировала их в своём дневнике. Именно в нём она написала: "Вчера ночью я прочитала эти письма, написанные Охотниковым, офицером-кавалергардом, своей возлюбленной, императрице Елизавете, в которых он называет её ma petite femme ("моя жёнушка"), mon amie, ma femme, mon Dieu, ma Elise, je t'adore ("мой друг, моя жена, мой Бог, моя Элиза, я обожаю тебя") и т. д. Из них видно, что каждую ночь, когда не светила луна, он взбирался в окно на Каменном острове или же в Таврическом дворце, и они проводили вместе 2-3 часа. С письмами находился его портрет, и всё это хранилось в тайнике, в том самом шкафу, где лежали портрет и памятные вещи её маленькой Элизы — вероятно, как знак того, что он был отцом этого ребёнка".

Читайте также: Жизнь тайной дочери Екатерины II

Николай II не разрешил великому князю и историку Николаю Михайловичу публиковать в биографии императрицы главу о романе урождённой принцессы Баденской с сыном воронежского помещика, бывшего на его момент знакомства с императрицей в чине поручика.

Впрочем, сохранились два фрагмента дневника, ныне находящихся в Государственном архиве РФ. На заполненных бисерным почерком по-французски, в них императрица записала о встречах с возлюбленным, которого она называет Vosdu, с февраля по конец августа 1803 года и с декабря 1803 до первых чисел февраля 1804 года.

— Предчувствие, что он будет в карауле, и в самом деле, бесполезная прогулка. Бал у Императрицы, плохо видела, идя ужинать, но украдкой посмотрела, возвращаясь. Любезный Vosdu, ручаюсь, что он сделал это нарочно.

— Хотя и только что сменившись с караула, прогуливался пешком по набережной с другом, я в санях; входя в театр, не видела и заметила только, выходя, в тени на крыльце, и всё же два взгляда.

— Идя пешком по набережной, под конец прогулки, я увидела его с другом в санях перед нами, на некотором расстоянии они повернули назад и поехали нам навстречу, потом, увидев, что с той же стороны идёт один из их братии, они свернули во двор Мраморного дворца, на площадь, где устроены ледяные горки, там они вышли из саней, а я, обогнав их, села в карету и повернула на площадь, где их обогнала.

Читайте также: Японский моряк при дворе императрицы

— Вечер в Собрании. День весьма примечательный. Как только мы вошли и уселись на банкетках, входит Vosdu и дружески приветствует какого-то человека, стоявшего с несколькими другими драгунскими офицерами, светлая тесьма и лиловый воротник, затем он обвёл в высшей степени безразличным взглядом весь ряд дам, в котором сидела и я, но, кажется, меня не заметил, а если и заметил, это для меня вовсе не лестно, раз я произвела на него так мало впечатления, и все же я чувствовала некоторую радость оттого, что видела его, а он при этом и не догадывался, что я его вижу. К тому времени как я во второй раз на него поглядела, он уже заметил меня, ибо наши глаза встретились. Вскоре стали танцевать полонезы, я и без того была уже немного раздосадована тем, как он пробежался глазами по женщинам, сидевшим в одном ряду со мною, так что я, проходя возле него в нескольких полонезах, не смотрела. Обжора был очень занят разговором с каким-то ужасным старым генералом. Я возвратилась на свое место, Vosdu вновь стал мил.

— Император пожелал, чтобы танцевали экосезы, я танцевала с господином Уваровым, Vosdu занял место напротив нас и оставался тамв продолжение всего тура экосеза; я была ни жива ни мертва, я так смутилась от счастья, что предпочла бы провалиться сквозь землю. Мне было очень неловко танцевать на глазах у Vosdu, это было впервые и столь открыто, мне случалось танцевать в самых разных ситуациях, но на сей раз это было поистине очаровательно. И все же я была сердита на то, как Vosdu смотрел на всех мелькавших перед ним женщин, он всех их разглядывал, не пропустил ни одной. После экосеза, который я танцевала перед Vosdu, я пошла к своему месту, начали другой, очень длинный, в котором я была так низко, что, лишь поднимаясь, успела испытать тысячу разнообразных чувств. Сначала то, как Vosdu разговаривал, смеялся и рассматривал танцующие пары, рассердило меня (с Унгерном), затем движение, быть может, непроизвольное, преисполнило меня гневом против него. Взгляды его уже не казались мне столь нежными, я их избегала, а когда я стала танцевать, он исчез, этот бесконечный экосез длился еще так долго, что я решила, что он уехал, и, немного отдохнув, объявила, что намереваюсь уехать, как тут увидела его входящим в зал с видом на редкость равнодушным. Вскоре после того я выскользнула из зала, однако мой последний взгляд всё же невольно упал на него. Я возвратилась к себе в странном состоянии. Я была рада, что моё предчувствие меня не обмануло, счастлива, что видела его, но в то же время недовольна, как мы бываем недовольны избалованным ребёнком, которому в глубине души прощаем, не в силах противиться его обаянию.

Читайте также: Екатерина II: роман императрицы в летах

— Очень плохо. Три первых недели в слезах, архиплохие. Я полагала всё конченым, но в воскресенье 8 марта, идя к обедне, увидела его, вид потерянный, волосы в беспорядке, не сводил глаз с Императора, при выходе Vosdu пытался смотреть, стоя за группой камергеров и затем в Кавалергардском зале.

— В карауле, милый взгляд проходя, я смешалась, его голос взволновал меня до глубины души. Angebrannt (быть не в своём уме — разговорный немецкий; прилагательное — "обожжённый"), думала только о нём.

Легенда окружает и смерть Алексея Охотникова. Будто бы великий князь Константин Павлович (тот, кто отрёкся от престола в пользу младшего брата Николая) подослал убийцу, заколовшего кавалергарда. На самом деле представители рода Охотниковых рано умирали вследствие чахотки. Тому подтверждение — надгробный памятник его также рано умершему брату и прошение об отставке "за грудной болезнью" самого Алексея. Иногда при туберкулёзе наблюдается повышенное половое влечение.

Читайте также: Княгиня Трубецкая: подвиг любви бескорыстной

Фото превью: liveinternet.ru

Поделиться:

Ещё по теме

Российское наследие

Как Бенкендорф положил конец карьере "длинного Фирса"

Буккер Игорь02.12.2019 в 14:59
Российское наследие

Невозвращенцы Петра Великого — офшор милее западной "свободы"

Буккер Игорь01.12.2019 в 15:34
Российское наследие

Пижама для пингвина, или Куда затянет Запад?

Буккер Игорь16.11.2019 в 23:55