Поэт предвидел одесскую трагедию

Приходько Александр03.06.2014 в 17:59

Погибший в Доме профсоюзов поэт Вадим Негатуров предвидел одесскую трагедию. Незадолго до гибели он сказал своему духовнику, что так больше жить нельзя.

Сегодня — ровно месяц со дня трагических событий в Доме профсоюзов. Огонь на площади и в здании, унесший жизни одесситов, потушен. Но не потушен он в сердцах горожан, чьи родные приняли мученическую смерть. В сердцах миролюбивых в обычной жизни одесситов сейчас пылает пламя ненависти к тем, кто совершил этот бесчеловечный акт. И колышется незатухающим огоньком лампадки безграничная нежность и любовь к ушедшим. В храмах сейчас читают поминальные молитвы.

В скорбном списке и имя поэта Вадима Негатурова, автора "Марша Куликова Поля". Одесское Куликово поле — это площадь перед Домом профсоюзов. На этой площади был разбит палаточный лагерь сторонников федерализации, и марш поэта стал гимном этого драматического противостояния. Сегодня газета "Комсомольская правда" опубликовала разворот - воспоминания родных, друзей, духовника поэта.

Негатуров был одесситом по крови, по духу, по месту рождения. Он был неотъемлемой частью этого города и, естественно, не мог остаться в стороне в те смутные дни, когда события сменяли друг друга так быстро, что никто не мог предугадать — какая картина новейшей истории сложится завтра.

"Он возник, словно из сердца каждого, кто там был в эти дни, — цитирует "Комсомолка" слова депутата Одесского Совета Василия Полищука, который все время находился с митингующими. — Вадим был как бы нашей церковью, нашей духовной составляющей. Он говорил то, о чем мы все думали, точно и емко. А потом, когда он написал этот марш… мы просто плакали. Мы поняли — да, мы ведь русичи! Вот наше начало, вот за что мы боремся. И Вадим говорил все время: да, мы русичи! И не позволим себя победить!"

Тогда, во время горячих споров в палаточном городке никто не мог предположить, чем закончится "одесская Куликовская битва". Вадим в тот роковой час оказался там, казалось бы, случайно — он не проводил круглые сутки в палаточном городке и вполне мог бы в час нападения оказаться дома. Но второго мая ему позвонили из городка и позвали на помощь. Сказали, что нужно спасать иконы, которые хранятся в палатке-церкви на Куликовом поле. Была информация, что к лагерю идет орда нацистов из киевского Правого Сектора — люди без чести и совести. Было ясно, они сожгут иконы. Но никто не мог и предположить, что иконы подожгут вместе с людьми.

"Он не боец, — рассказывает о Вадиме его младший брат Александр, — но он не мог бросить иконы. Он приехал на Куликово поле уже после того, как палатку-церковь сожгли. Вадим и остальные побежали искать спасения в Доме профсоюзов. Его выкинули из окна одним из первых, я видел запись, брат был еще жив. Я потом смотрел эти кадры сотню раз…"

Мама поэта, Надежда Дмитриевна, тоже говорит о том, что Вадим с детства был миролюбивым и даже школьные драки прекращал до того, как прольется первая кровь. "В восьмом классе мальчишки, насмотревшись фильмов, стали учиться фехтовать. Шпаги делали сами из всего, что во дворе найдут. Во время одного из поединков друг проткнул Вадиму мышцу. Да так неудачно, что кровь не могли остановить, пришлось вызывать скорую. Так вот, этот друг сам мне потом во всем признался. А Вадим ни в какую: упал на гвоздь. Никто не виноват!" — вспоминает о школьных годах сына Надежда Дмитриевна.

Таким Вадим был и на Куликовом поле — он не звал на баррикады, не предлагал решать конфликт силой. Он долго и тихо говорил с приходившими на площадь по душам. "Он стал читать нам свои стихи. Они были как раз о том, чем мы жили тогда и живем сейчас. — вспоминает одесситка Зоя, которая жила в палаточном городке у Дома профсоюзов с самого первого дня. — Они были о том, что нельзя так беспечно предавать собственные Победы. Мы слушали его и лучше понимали, зачем мы здесь, и что борьба наша — это отчаянная драка за свою страну, за свой город, за любимую Одессу".

То, что будет какой-то перелом, Вадим предчувствовал. В конце апреля, в День своего ангела поэт пришел к духовнику Киприану. Вадим был очень озабоченным. "Прихожанин был подавлен, мне казалось, он что-то такое понял, осознал. Он сказал мне, что больше так жить нельзя, он как будто чувствовал, что-то случится", — со вздохом вспоминает священник.

Читайте также:

"Позиция лидеров евреев Украины труслива"

Борис Борисов: Фашизм всегда приводит к войне

Украина: Убийства не повод говорить правду

Сопротивление в Киеве: Нас зверски убивают

"Бомбить мирных людей — военное преступление"

Новороссия: Россию вынуждают ввести войска

Поделиться:

Ещё по теме

Российское наследие

Россия научит Европу любить мусульман

Буккер Игорьвчера в 23:33
Мировое наследие

Загадки вокруг смертей известных людей

Кузнецова Златавчера в 19:07
Российское наследие

Драматическая судьба "бога танца" Вацлава Нижинского

Буккер Игорь20.09.2019 в 23:44