Мамонтовы: торговцы, меценаты и растратчики

Купеческая династия Мамонтовых оставила след в российской истории, не столько благодаря своим предпринимательским талантам, сколько вкладом в становление культуры века, получившего название Серебряный. И прежде всего заслуга в этом принадлежит Савве Ивановичу Мамонтову. К сожалению, ему пришлось испытать на себе предательство близких людей.

Ротшильды и Рокфеллеры объединяются

Фамилия Мамонтовых происходит от греческого имени Мамант (с ударением на втором слоге), что означает "сосущий грудь". Так звали почитаемого Церковью мученика Маманта Кесарийского (Каппадокийского), которого приговорили к утоплению в море за то, что он обратил к Христу своих юных сверстников. И первых из рода Мамонтовых Иван, родившийся в 1730 году, возможно из-за ошибки писаря получил фамилию похожую для нас на название давно вымершего животного. В петровскую эпоху о мамонтах также мало знали, как мы сегодня знаем про мученика Маманта.

Про сына Ивана Мамонтова, появившегося на свет в 1760 году — Федора, известно, что он родился в Звенигороде и занимался откупным промыслом на Сибирском тракте, то есть торговал хлебным вином (водкой). Человек он был совестливый и помогал восстановлению родного города после войны 1812 года, за что благодарные звенигородцы поставили ему на местном погосте памятник. Федор Иванович родил троих сыновей — Ивана, Михаила и Николая, между которыми, справедливо разделил свое немалое наследство.

Меньше всех прожил Михаил и о нем мало сведений. На свою часть наследства самый младший Николай построил фабрику лаков и сургуча, а в 1840-х годах перебрался в Первопрестольную, где на Разгуляе приобрел роскошные хоромы. После Николая Федоровича (о старших его братьях ничего неизвестно) остались капиталы, недвижимость и 13 детей (еще четверо мальчиков умерло в младенчестве).

Читайте также:    Династии: как богачи становятся меценатами   

В своем потомстве Николай Федорович и Вера Степановна души не чаяли и заказали огромную картину, на которой была изображена вся семья без исключения. Согласно завещанию, в день именин Николая Федоровича Мамонтова, "отложив свои неудовольствия между собою", должны были собираться все чада и домочадцы. Семейная реликвия, в соответствии с тем же завещанием, должна была находиться в доме того, "кто будет достаточнее и который в состоянии будет дать ей более приличное место".

Из русских сказок мы прекрасно помним, как в старину делили отцовское наследство. Часто в выигрыше оставался самый обделенный богатством, но смышленый Иван-дурак, оставлявший в дураках старших братцев. Однако Иванушкой-дурачком династии Мамонтовых стал не младший из братьев, а старший — по иронии, его тоже звали Иван. Он продолжил отцовский бизнес спаивания народа водкой и за 10 лет существования откупной системы даже сумел расширить географию торговли зельем. В 1849-м году он переехал в Москву. Свою домину он купил у графа Льва Николаевича Толстого (торговля в России всегда была коммерчески более выгодной, нежели продажа интеллектуальной собственности) и вместе с женой Марией Тихоновной зажил в особняке на 1-й Мещанской.

Воспитанием шестерых детей Мамонтовых занимался специально выписанный из Ревеля выпускник Дерптского университета Шпехт, но по методике самого Ивана Федоровича. Принцип его педагогики сводился к простецкой формулировке: "Русский человек задним умом крепок, чтоб ум в голову перешел, без воза лозы не обойтись". Вот Шпехт и лупил почем зря розовые ягодицы Саввы Мамонтова.

Все сыновья Ивана Федоровича были определены во 2-ю Московскую гимназию на Елоховской улице. Несмотря на свои старания, Савва часто оставался на второй год, а по окончании гимназии даже не сумел получить аттестата. Тогда отец пристроил сынка, на которого возлагал большие надежды, в Петербургский институт Корпуса горных инженеров, потому что там не требовался документ об окончании гимназии. При поступлении пришлось схитрить: вместо Саввы экзамен по латинскому языку сдал специально нанятый для этой цели студент.

Савва сбегал со скучных лекций, пока кто-то не надоумил его перевестись на юридический факультет Московского университета. Здесь Савва расцвел, принимая участие в тогдашнем аналоге нынешнего КВНа. Унылым профессорским лицам Савва предпочитал не только физиономии собутыльников и картежников, он умудрился вляпаться в политику, обсуждая ее в студенческих кружках. Ивану Федоровичу посоветовали забрать сынка от греха подальше. В 1862 году отец взял на себя прерогативы государства, но предпочел сослать отпрыска не в Сибирь, а в Баку. Здесь в 1857 году Мамонтов-старший образовал Закаспийское торговое товарищество, переключившееся с торговли щелоком на добычу нефти.

Ссылка продолжалась год, а по возвращении, батя сделал Савву Ивановича заведующим центральным отделением Московско-Ярославской железной дороги. В 1865 году Савва Мамонтов женился на 17-летней Елизавете Сапожниковой, кузине купца первой гильдии Константина Сергеевича Алексеева, оставшегося в памяти культурного человечества под псевдонимом Станиславский. А дочь Мамонтовых Верочка (в замужестве Самарина) изображена на замечательной картине В. А. Серова "Девочка с персиками".

В 1870 году ставший во главе семейного предприятия Савва Иванович купил у дочери писателя Сергея Тимофеевича Аксакова подмосковное имение Абрамцево. Знаменитые художники, писатели, певцы и актеры — гордость русского искусства — приезжали в гостеприимный дом не только на чаепития. Картина Репина, на которой запорожские казаки пишут письмо турецкому султану, написана в Абрамцево.

Однако один сезон оперы, даваемый Мамонтовым, по его словам обходился ему в стоимость одного дня строительства железной дороги до Архангельска. У Саввы Мамонтова была идея продлить Московско-Ярославскую дорогу до Мурманска, но российское правительство неохотно давало под это кредиты. Словно бы в насмешку над инициативным купцом в дирекции компании Мамонтова днем и ночью толклись ревизоры.

А летом 1899 года по поручению министерства финансов чиновник особых поручений Хитрово провел полный аудит мамонтовской компании. Оказалось, что хозяева фирмы вложили в восстановление казенного Невского паровозного завода 9 миллионов рублей, взятых из кассы железной дороги. Полуразваленный завод достался Савве Ивановичу в качестве частичной оплаты за покупку у него государством Донецкой железной дороги. Теперь же Савве Мамонтову вменили недостачу на эту баснословную сумму. В его доме провели обыск и нашли 53 рубля денег да кредитный билет в сотню немецких марок. Арестованного Мамонтова под конвоем доставили в Таганскую тюрьму.

Пока Савва Иванович ел тюремную баланду, от него ушла любовница, актриса театра Татьяна Любатович, из-за прелестей которой Мамонтов расстался с женой. Лицедейка распродала костюмы и декорации, присвоив себе десятки тысяч рублей. От своего благодетеля отвернулись Шаляпин и Коровин — главный художник мамонтовского театра. Они ни разу не посетили узника Таганки. Благородный Серов, писавший парадный портрет Николая II, просил императора выступить заступником в деле Мамонтова. Блестящему адвокату Плевако удалось убедить присяжных в невиновности Саввы Ивановича и того отпустили на свободу прямо в зале суда. Мамонтов вернулся к жене, с которой поселился в небольшом деревянном домике у Бутырской заставы. Савва Иванович лишился своего капитала и имущества.

Иван Николаевич Мамонтов, приходился двоюродным братом Савве Ивановичу. Он был кандидатом права, гласным Московской думы и почетным мировым судьей. В имении Ивана Николаевича, которое находилась между современными поселками Пекуново и Крева Кимрского района Тверской области, часто бывали именитые гости из мира искусства. Например, сохранились свидетельства, что усадьбу Мамонтовых в Пекуново посещал Федор Шаляпин.

Под руководством Ивана Николаевича Мамонтова, который с 1887 года возглавлял Комиссию о пользах и нуждах общественных в городе Москве, удалось разработать новую систему благотворительности. Благодаря этому проекту, в Москве были открыты: 49 приютов и яслей на 1709 детей; 33 богадельни на 1480 человек; 49 бесплатных и дешевых квартир, рассчитанных на 285 взрослых и 227 детей; 9 учебных швейных мастерских для девочек; сапожная и столярная мастерские для мальчиков и 6 мастерских для женщин-надомниц; 8 бесплатных столовых; 2 библиотеки. Чтобы коротко напомнить о других представителях династии Мамонтовых — нужна не просто отдельная статья, а целая книга.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"