Нищий: рок, бизнес или хобби?

Образцова Ксения01.03.2019 в 9:00

Пока власти одних европейских городов думают, как им законодательно запретить попрошайничество и не навлечь на свои головы гнев правозащитников, власти других, например швейцарской Лозанны, решили, что нищенство никому не мешает. В нашей стране к попрошайничеству относятся неоднозначно: с одной стороны, мы все время вспоминаем об отношении к нищим в царской России, а с другой — еще в девяностые четко усвоили, что сидеть с протянутой рукой не самый плохой бизнес.

Нищенство — проблема не бедных и развивающихся стран. Людей, которые живут на подаяние, хватает везде. Правда, в Европе попрошайничеством главным образом занимаются приезжие, например цыгане, которых европейцы, как известно, стали массово депортировать. Подобной "нетолерантностью" в минувшем году отличились, в частности, Франция и Финляндия.

Понятно, что высылали цыган не из-за попрошайничества, а из-за проблем более серьезных, но и оно сыграло свою роль. Финны даже решили на законодательном уровне запретить просить милостыню.

Кроме того, свою роль сыграли и высокие технологии. Попрошайки вышли в интернет: мужчины и женщины не брезгуют притвориться больными раком или, что еще хуже, заявить, что больны их дети, ради того, чтобы выпросить денег у небезразличных пользователей социальных сетей.

В нашей стране проблема нищенства стоит не менее остро. В царские времена к нищим относились если не с почтением, то явно с большим пиететом, чем сейчас. Церковный устав 996 года относил нищих и убогих людей к людям церковным. Их называли христовой братией, богомольцами за мир.

Читайте также: Нищих в мире станет больше на 64 миллиона человек

В XVII веке в отношении нищих в России была разработана целая программа: старые и больные, кто не мог заработать на кусок хлеба по объективным причинам, пользовались поддержкой, а работоспособные должны были трудиться честно, а не попрошайничать.

При Петре I законы стали жестче: милостыню подавать запретили под страхом штрафа, нетрудоспособные нищие должны были жить в спецприютах, а те, кто просто не хотел работать и попрошайничал, подвергались наказанию.

В современной России попрошайничество приняло иные формы, куда масштабней и порой циничнее.

После того как в 1991 году была отменена статья за тунеядство, крупные города буквально наводнили нищие всех мастей. Даже тогда ни для кого не было секретом, что попрошайничество — серьезный бизнес, которым занимаются серьезные люди.

В Москве самым доходным местом, что опять же ни для кого не секрет, является метро. У каждого попрошайки здесь свое место работы, которое не может занять "человек с улицы". Вечером часть "выручки" отдается хозяевам, "крышующим" нищих.

Заработку попрошаек в подземке могут позавидовать многие жители провинций: в среднем 40 тысяч в месяц. Такие деньги в руках держали далеко не все честные работяги.

Формально попрошайки никаких законов не нарушают — в подземке запрещено только приставать к пассажирам, а вот стоять с протянутой рукой не возбраняется. Тем, кто приехал попрошайничать в Москву из регионов (а их подавляющее большинство), "начальники" делают регистрацию, так что милиции придраться не к чему. Все по закону.

Читайте также: В Москве нет места для нищих

Попрошайничество — бизнес не только доходный, но и очень жестокий. Втягивают в него и инвалидов, и детей (что запрещено российским законодательством). Причем последних для лучшего эффекта нередко калечат. Правда, стоит отметить, что это не тренд последних лет. Все тот же Петр I в одном из указов сокрушался: "А что еще меру превосходит бессовестие и бесчеловечие оных: младенцем своим очи ослепляют,руки окорачивают и иные члены развращают, чтобы были прямые нищие и милосердия достойны".

У современных россиян отношение к нищим весьма неоднозначное: с одной стороны, все знают про бизнес и "крышевание", с другой — мало кто откажется помочь старушке, стоящей у церкви, или ребенку, который поет под гармошку в метро или электричке.

Последний опрос свидетельствует: чуть меньше трети жителей нашей страны не против вернуть советский закон о наказании за тунеядство, а вот большинство (примерно 64 процента) опрошенных считают, что попрошаек нужно не гнобить, а помогать, устраивать на работу.

При этом 47 процентов респондентов полагают, что забота о нищих должна ложиться на плечи государства, а 20 процентов уверены, что забота о бездомных — долг каждого из нас.

Правда, есть один тонкий момент — далеко не все нищие хотят социализироваться. По словам директора Новосибирского областного центра срочной социальной помощи Людмилы Видякиной, далеко не все хотят трудиться. "Вот сидят у нас в центре мужики, полный коридор. Приходит работодатель: надо ветки вдоль дороги порубить, по 500 рублей в день на брата. Головки опустят, молчат. Они как рассуждают? Здесь пересидим, бесплатно поедим, вечером в дом ночного пребывания пойдем, там еще накормят. Их устраивает такая жизнь", — сказала Видякина в интервью "Ведомостям Новосибирского областного Совета депутатов".

По словам Людмилы, после перестройки ее центр в год принимал до 20 тысяч человек, к 2005 году цифры пошли на спад, но потом грянул кризис. "Большинство новоприбывших винят в своих бедах кризис. На самом деле эти люди не работают давно, просто у тех, кто все это время их содержал, — родителей, жены, лопнуло терпение, их выставили на улицу. Воспитанные в эпоху социализма, на социальных гарантиях (бесплатные образование, медицина, обязательное право на труд), мы вынуждены пожинать плоды социального иждивенчества", — говорит Видякина.

Директор центра говорит, что первое, с чего начинается работа, — выяснить у человека, есть ли у него мотивация: "Если есть желание что-то изменить в своей судьбе, значит, работать нам с таким человеком легко. С теми, кто случайно оказался на улице, вообще нет проблем, и реабилитация в этом случае дает положительные результаты. Если у человека нет ответственности за свою жизнь, если он перекладывает ее на других (мать, жену, государство), если он не хочет трудиться, — все, на этом наша реабилитация захлебывается".

Подобную позицию вряд ли разделит и поймет среднестатистический обитатель нашей планеты. Неужели кому-то свалка милее нормальной жизни и возможности самому себя обеспечивать? Как ни парадоксально это звучит, но таких людей очень много.

Один из них, 64-летний житель Кемерова Леонид Коновалов, даже снял "философское" кино о жизни общества и отправил свое творение на Международный кинофестиваль в Каннах.

Картина, получившая название "Я плюс люди, или Взгляд постороннего на человеческую цивилизацию", длится более двух часов.

Коновалов говорит, что в фильме он показал свой взгляд на жизнь. "В картине две сюжетные линии. Лента рассказывает о цивилизации в целом и о том, как эта цивилизация со мной борется, а я в этой борьбе побеждаю", — сообщил бездомный режиссер, обитающий на помойке.

"Помойка — это самая лучшая из работ. Здесь нет начальников, ты живешь так, как хочешь. Многим этого не понять. Только когда сделаешься самым "опущенным", самым презираемым, вот только тогда приходит понимание", — сказал автор фильма.

Поделиться:

Ещё по теме

Мировое наследие

Цыгане: легендарное племя

Буккер Игорьсегодня в 16:58
Мировое наследие

Гитлер - "перпетуум мобиле" рекламы

Буккер Игорь21.04.2019 в 23:50
Мировое наследие

Брэм Стокер - отец всех вампиров

Правда.Ру20.04.2019 в 16:00